БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Закопали? Ну и правильно сделали.

Земля Великого Новгорода в годы Великой Отечественной войны в 1942 году стала местом противостояния двух великих армий. Фашистской Германии покорившей к тому времени половину мирового пространства и Советской Красной армии, оказавшаяся совершенно неподготовленной к вероломному нападению без объявления войны, но невероятными усилиями остановившей блицкриг армии вермахта под Москвой.

Попытка безостановочно прогнать врага со своей территории, не дав ему, как говорят в народе, очухаться, не имея должных резервов и сил привели стороны к изнеможённо-вынужденному противостоянию на период практически всего сорок второго года. И львиная доля испытаний этого противостояния, выпали как раз на Новгородскую землю. Именно здесь, на берегах великой русской реки Волхов, произошла страшная трагедия 2-й Ударной армии. По замыслу командования ей предрекалось победоносное вклинивание в занятую врагом территорию, соединение в городе Любань с ушедшей в отрыв от общего фронта 4-й армией в результате чего, четыре армии врага оказывались в окружении, а самое основное была бы ликвидирована блокада умирающего от голода Ленинграда. Немецкое командование отчетливо понимало ситуацию, как и возможные из этого последствия. Именно по этому, сам Гитлер обратился к своим солдатам с призывом драться до последнего, так как за ними, из его выступления, была прямая дорога на Берлин. И немецкая армия дралась на смерть. По воспоминаниям немецких солдат познавших на тот период, как они говорили безумный героизм и фанатизм русского Ивана, сами отвечали упорством и храбростью в происходящих сражениях. Война, как известно двигатель военного производства, новейшего смертельного оружия и технологий. Германия того времени не жалела средств на разработку нового и усовершенствования уже имеющегося вооружения. Велись активные разработки по усовершенствованию химического – газового оружия, высоко-низко частотного – звукового, а также разработка и апробация психотропного. На вооружении германии оказались огромные ресурсы покорённых стран, а так же их умы и военные разработки. Один только японский опыт чего стоил. Война позволяла применять эти ужасные новшества прямо на полях сражений, не говоря уже о камерах концлагерей и спец лабораторий.

Тосненский район Великого Новгорода, Красная горка – в этих местах если не бывал лично, то уж слышал каждый поисковик работающий на Новгородской земле. О страшных сражениях здесь знают не по рассказам. Да и к чему рассказы. Зайди в ближайший лес и сам увидишь страшную картину войны. Местами создается впечатление, что нас от этой ужасной трагедии отделяют не семь десятилетий, а всего десяток, другой лет. Изуродованная взрывами, перепоясанная окопами и ячейками земля, на которой по сей день лежат солдаты, точнее сказать их останки. Груды искорёженного метала техники и оружия, горы отстреленных гильз, патронов, снарядов, гранат, мин и бог весть ещё чего. Вот оно, до мурашек по спине, завораживающее от ужаса тех событий зрелище. Война, которая еще не закончилась для тех, кто по сей день, лежит здесь, так и не выпустив из рук, своего оружия. Ужас как напоминание, как призыв к недопустимости подобного. Зов тех, кто по сей день там остается неприкаянным. Долг – не оплаченный ныне живущими.

поисковый отряд

Разведгруппа. Так окрестили поисковики небольшую группу коллег, задачей которых являлось поиск и фиксирование останков погибших воинов для дальнейшего их подъема, эксгумации. В группу входили молодые парни, легкие на ногу и способные преодолевать солидные расстояния в болотисто-лесной местности. Не беря с собой ничего лишнего, эта группа иногда за день проходила до пятнадцати километров, помечая, записывая, а иногда и зарисовывая встречающееся на её пути. По возвращению в лагерь вся информация передавалась отряду и руководствуясь предполагаемым объемом работ и расстоянием, отряд выходил на основную работу. Подобная практика работы поисковых отрядов существует и сегодня у большинства не малочисленных отрядов.

В этот день отшарашив , так поисковики называют движение без остановок, без малого три километра, разведгруппа пришла на бывшее поле боя, уже имея в голове план своих действий. Двумя днями раньше проходя неподалёку, они обратили внимание на изрядно изрытое воронками пространство. Воронок повсюду хватает, но здесь они уж как-то не ровны и близки друг к другу. Беглый осмотр ещё тогда выявил наличие большого количества блиндажей и окопных соединений. Было понятно, что огонь велся, скорректировано, и что эти позиции явно немецкие. Практика поисковой работы подсказывала, не делить позиции на, наши и не наши. Война в этих местах была страшная, позиции переходили из рук в руки по нескольку раз, и только производя тщательный раскоп, было возможно определить, чья сторона совершала обстрел. И то в большей части, если обстрел был минометный. Тогда в воронках и разбитых блиндажах находятся хвосты мин, это всё что остается после ее взрыва, по ним можно определить кому она принадлежит. А бывало, в одной воронке встречались и несколько разных хвостов немецкого и советского производства. Вот и попробуй разобраться кто кого и когда.

Перекурив с дороги и произведя оценку местности ребята по обыкновению принялись за запланированную работу. Предстояло проверить эти воронки на предмет их содержимого, для чего вооружившись длинными щупами все принялись за дело. Технология поиска того, что находится в земле и сложна и проста одновременно. Вертуха-так называют поисковики стальной прут длинной полтора метра с горизонтальной ручкой с одной стороны и наваренной гайкой с другой. Этим предметом возможно определение, угадывание того, что попадается под его гайку. Простота в том, что вертуха втыкается в землю и углубляется на столько, на сколько это возможно. Встретившись с чем-то в земле гайка ударяясь издает характерный звук. Вот здесь уже начинается сложность этой работы. Всё зависит от опыта поисковика, его так сказать, навыка распознавать этот звук. Все понимают, звук от кости один, а от камня другой. Но этих звуков так много и часто они очень схожи, что говорить о
простом запоминании звуков просто глупо. Часто это зиждется на основе интуиции самого поисковика. И если это кость, то конечно дальнейшая работа понятна. Лопатой делается ямка – шурф и не без труда, но результат добивается.

А вот по поводу того в каком таком месте вонзить в землю эту вертуху, что бы попасть в искомую кость не инструкций не советов нет. Этим видать сам Господь руководит. Сантиметр в сторону и мимо. Бывали случаи до нескольких сотен погружений вертухи в пустую, а другой на этой же воронке раз вонзил и вот вам пожалуйста, результат, да еще и какой! И поверий на этот счет среди поисковиков неимоверное количество. Кто-то говорит, обязательно нужно покурить перед этой работой, кто выпить предлагает и на практике это реализует. Некоторые советуют вертуху в воронку вонзить и немного обождать, так сказать дать ей с этой землицей познакомиться. Посидеть, помолиться, в небеса посмотреть и даже поплеваться . Но как бы там ни было дано это самое обнаружение не многим. А так что бы постоянно – это вообще единицы.

Три часа работы ожидаемого результата не дали. На поверхность пятью мужиками было извлечено не мало. Тут и немецкие противогазные бидоны, и ремни, и железо различного происхождения – части винтовок, банок, даже немецкая ложка, но останков не попалось. Среди обнаруженного железа имелось большое количество хвостов от мин, но все они были немецкими. Получалось как то странно, немецкая позиция в хлам разнесенная немецким минометным обстрелом. На одной из дальних воронок ребята нащупали, что-то интересное. 
Пробурив вертухой практически каждые десять сантиметров квадратного метра, вырисовывалась картина, что на глубине полутора метров находится некий ящик солидных размеров. По звуку он был деревянный, даже были определены его стальные навески крышки. За его достаточно хорошую сохранку говорил не только звук, но само скольжение гайки вертухи по его поверхности. Предполагаемые версии находящегося на глубине кружили как пчелиный рой в головах поисковиков и с каждой минутой их становилось всё больше и больше. Версия о ящике немецких гранат с толкушками рассыпалась из-за его размера, версия о патронном или оружейном не состоялись ввиду того что ящик деревянный, в предположения о ящике с провизией не выдерживала критики по качеству материала из которого он изготовлен при его сегодняшней сохранке . Оставалось только одно, ящик не кость крючком не выдернуть, за лопаты и рыть. Придя к этому очевидному выводу мужики и перекурив взялись за лопаты. Надо же поставить точку в своих сомнениях.

посиковики и вахта памяти

Уже через двадцать минут в разрастающейся яме показалось то, что будоражило умы и воображение всех присутствующих. Это действительно был ящик военного образца, скорее напоминающий прямоугольный сундук. Цвет этого сундука был ядовито желтый и черная полоса шириной в три – четыре сантиметра разделяла его поверхность на одну и две его трети по крышке. На большей желтой части поверхности была видна такой же толщины черная окружность. Ни каких надписей и обозначений на ящике больше не было. Сохранность действительно была великолепной. Без всяких сомнений деревянная основа была обтянута прочным крашенным брезентом и даже боковые ручки хоть и были стальными, но имели сносный крепкий вид. Ко всему прочему оказалось, что это не один, а два одинаковых ящика стоящих друг на друге.

Обкопав их со всех сторон, верхний без промедлений был извлечен на поверхность для детального изучения. Открыть, однако этот ларец, оказалось делом не совсем простым. Сам ящик оказался на зависть прочным и хотя на нем не имелось запоров и засовов сама крышка была так плотно закрыта, что создавалось впечатление скрытого замка. Попытки открыть его с размаху лопатой или сапогом сразу были пресечены, а вдруг бомба? Даже несколько раз мужики дружно замирали и прислушивались, не работает ли часовой механизм, столь модный в те годы. Получасовая возня вокруг ящика закончилась, когда с двух сторон этого сундука в предполагаемый разъём крышки были воткнуты саперные лопаты, которые под нажатием с потрескиванием деревянной основы выдавили крышку.

Дело было сделано. Но кроме нарастающего необъяснимого волнения в то мгновение не испытывал ни кто. Под крышкой в размер ящика лежал черный лист напоминающий некий лист рубероида, а под ним ровными рядами в полный объем ящика с виду такие же ящички только маленькие. Взрывчатка – высказал предположение кто-то , но после извлечения одного, а затем и других оказалось что это, что-то непонятное завернутое в бумагу на которой имеется такая же полоса и окружность. Содержимое скорее напоминало некое мыло в не стандартной упаковке. Повертев в руках, поцарапав лопатой, поплевав и даже понюхав интерес к ящику практически отпал. Мужики были готовы увидеть всё что угодно, но вот мыло в их планы явно не вписывалось. Они сели на край воронки и закурили.
— Да, полопатили . И время уже двадцать минут второго. А что может и мыло трофейное на сувениры сгодится, Хотя хрень полная, даже не мылится, а может это и не мыло вовсе? Чего скажите мужики?
Но именно с этого самого момента, как только был задан этот вопрос, началось твориться, что-то необъяснимое. Один швырнул саперку в сторону этого ящика и та со звоном отскочила. На вопрос ты что? Последовал ответ — Во мужики. Гадюка померещилась. Все пятеро переглянулись и не понимая происходящего стали с опаской озираться по сторонам.
Все снова уставились друг на друга. Налетевший порыв ветерка, на который до этого и внимания ни кто не обращал почему-то сработал как команда ложись, а звук упавшей лопаты, торчавшей до этого на краю воронки, вызвал не просто испуг, а несколько секундный мандраж всего тела.
— Валим от сюда мужики. Валим пока ещё целы. Что то мне не по себе.
Этого предложения хватило, что бы пять здоровых парней, как по команде стартанули в сторону лагеря забыв про всё и вся. Запинаясь о коряги, падая и подымаясь они все неслись в единственное для себя убежище — лагерь.

полевой лагерь

Запыхавшиеся, с выпученными глазами, с порванными о ветки куртками уже через пол часа они были в лагере. Они не могли ответить внятно ни на один вопрос. Что с ними случилось? От куда они? Зачем и почему бежали как сумасшедшие? С трясущимися руками, тяжело дыша они представляли из себя людей переживших невероятное. Хотя сами не могли объяснить, ни что пережили, ни почему трясутся руки, да всему остальному объяснений не было.
Видя такое состояние прибежавших не весть от куда коллег, дежурные по лагерю незамедлительно пригласили врача который был неподалёку, в соседнем отряде.
Осмотрев и выслушав подробный рассказ разведчиков врач долго и внимательно смотрел на каждого и качая головой о чем то напряженно думал.
— Так вы говорите когда были на воронке время было двадцать минут второго?
— Ну да. Мы точно помним, почти все на часы смотрели.
— А в лагерь дежурные утверждают вы около двух прибежали. Что ж это выходит? Вы за пол часа почти три километра промчались? И это по этакому то лесу? По бездорожью? В болотниках. Я конечно не берусь утверждать точно, но ваши глаза, точнее зрачки, руки трясущиеся, паника эта, страх вами описанный и то что вы на мастеров спорта по пересеченной местности без ориентирования только что сдали, всё это говорит за то что вы были не сами по себе, а под воздействием чего-то. Вы и сейчас-то от каждого шороха, вижу, шарахаетесь. С ума, знаете ли ребятки, по одиночке, а не группами сходят. И я осмелюсь предположить, что это что-то относится к разряду воздействия психотропных веществ. Нет у меня ни чего иного, что бы всё это как-то соединить. А вам сейчас просто необходимо расслабиться, в наших условиях вахты кроме стопки другой водки иного лечения не вижу.

Выслушав такое заключение, ребята по совету доктора сразу принялись лечиться и уже через пару часов, лекарство возымело должное действие. Страх исчез, на лицах появился румянец и сидя у костра уже каждый рассказывал это происшествие, так как он его видел и понимал.
Интрига, что же это за странное мыло откопали в воронке, овладела умами абсолютно всех. Каких только версий не было предложено? От нелепых и смешных, до вполне обоснованных самими рассказчиками. И то, что это разработки страшного немецкого оружия. Что немцы приготовили его к применению на крайний случай. Что немцы вообще находились в одном шаге от оружия, которое вызывало страх и парализовало волю человека. Приводились многочисленные примеры панического состояния передовых наступательных частей Красной армии, бегство солдат по не объяснимым причинам с только что овладевшими ими позиций врага. И еще множество историй якобы рассказанных кому-то ветеранами войны. Даже были сделаны логические умозаключения на тему, как и каким образом это воздействует на человека. Короче говоря, лагерь успокоился далеко за полночь.
На следующее утро на совете командиром было принято решение вернуться на воронку и закопать обратно в землю эти злополучные ящики с их содержимым. Виновны ли эти ящики в происшедшем или нет, это дело специалистов которых среди поисковиков нет, а оставлять на поверхности не безопасно, вдруг и впрямь это, что-то опасное. Не дай бог пионеры, какие туда забредут. Тем более, что идти на воронку, так или иначе, придется. Ребята драпанули от неё, оставив всё, что при
себе имели.

Второй визит на злощастное место не имел столь ужасающих последствий. Пятеро поисковиков примерно в обед вернулись туда, от куда вчера уносились сломя голову. На всякий случай все они обмотали нос и рот шарфами, все части тела были закрыты, и работа по захоронению этого мыла велась чрезвычайно быстро. Ящики больше не открывались, их быстро спихнули в яму и быстро завалили, на сколько это было возможно землёй. Не смотря на все меры предосторожности, напряжение было не вероятным. Помня недавнее состояние, никто не желал задерживаться там ни одной лишней секунды. Толи от пережитого, толи от новой встречи с этими ящиками, всех немного поколачивало и как заметили сами поисковики, зрачки глаз были явно увеличены. Спихнув в яму ящики, забросав их землёй, забрав ночевавший здесь инструмент все удалились на безопасное расстояние около двухсот метров, где перекуривая уже велся разговор и давалась оценка.

Сама история дальнейшего продолжения не имела. В штабе после рассказа о необыкновенных ящиках отнеслись несколько скептически поинтересовавшись сколько спиртного брали с собой ваши разведчики, не варили ли они в походе суп из незнакомых грибов и не кушали ли они ягоды растущие на болоте в большом количестве. Правда пообещали по случаю рассказать кому следует. А вот кому это следует рассказать сам по себе вопрос непростой. Ходили разговоры о том, что данная тема всё-таки дошла до соответствующих органов, но те взвесив вероятно все за и против пришли к выводу, что может хоть это как-то остудит пыл местных черных копателей. Поинтересовались лишь одним: Закопали? Ну и правильно сделали.
Одно точно известно, что никого из разведгруппы поисковиков по этому вопросу не беспокоили и координаты этой воронки не уточняли. Закопали и правильно сделали.

АРГиС

+2
207
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+