В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Крепкие объятия

 
Есть в «Долине» ряд поверий. И одно, как бы странно не звучало, заключается в том, принимает тебя «Долина» (это усыпанное солдатами войны место), или не принимает. И нет этому разумного объяснения, и не зависит это ни от чьего-то мнения, ни от самого человека. И это место настоящее, «Долина», и силой обладает невероятной — говорят поисковики.

Нередко человек всей душой радеет, приехал издалека, работает — дай Бог каждому. А через пару вахт перестал «Долину» посещать. Может, оттого, что не сам солдатика нашел или медальон. А ложка, котелок, подписные, не ему, а другому под руку попали. Кому-то рядом, у самого твоего, так сказать, носа, а не ты. И настроение от этого, полагаю, иное, и стремления сюда — от вахты к вахте меньше. Кто-то скажет, разочаровало, отсутствие личного результата – вот и перестал человек ездить.
Ответ на этот вопрос поисковики по-своему, дают, говорят — «Долина» не зовет.  Бывалые поисковики болезнью жизни это называют, говорят: зов «Долины» — сильная вещь, ни с чем не перепутаешь. Но это вроде как первая стадия «заболевания» — на раннем этапе ещё и излечится, «сорваться» вроде можно. А вот если «Долина» примет тебя, — пиши пропало, как говорится. Это всё, приплыл. Назад дороги нет, и лекарства нет, не пытайся. Хлеще любого омута    — чем дальше, тем крепче.

Опытный поисковик рассказывал:
— Знаешь , как оно бывает? Решил я так сказать по юности одну вахту пропустить — дела накопились разные, весна опять-таки, шуры-муры разные. До этого как заведенный года четыре или пять уже  отвахтил , о словах этих — «зовет», « примет- не  примет», вообще не задумывался. Да и некогда, молодой, энергии тьма, дел куча, — когда думать? Выспаться некогда. Ну, думаю, пропущу, что тут такого. Вот оно и началось.
Как только отряд уехал, настроение будто заменили, состояние как у больного, всё из рук валится, а самое жуткое — по ночам.  То поезд  бегу-догоняю , то на рюкзаке сижу всю ночь, жду чего-то, а то совсем беда,  как сейчас  помню — несу останки, и много, а несу их в Мясной Бор на братскую Второй Ударной. Несу будто бы из родного города, где живу, верст пятьсот, значит, с гаком  пехарем  переть. И в голове одно: не успею к захоронению. Как быть, не знаю, и пру, пру — потею и пру. Проснешься, на другой бок, глаза закрыл, и снова всё одно и тоже. Вот пытка, иначе и не назовёшь.
Ну вот, «зовет» — вроде худо-бедно понятно. А  на счет  «приняла» – это лично  я  так понимаю: с родни – доверила. Подпустила тебя к себе, не как всех, и вроде балует тебя даже, как родная маманя, сладким пряничком, придя с работы. Ты уже этот пряничек за должное принимаешь, суверенностью некой.
Чего этот труд физический стоит? Да каких переживаний душевных? Только бывалые знают, это им — за терпение, да веру в дело, солдатики  подскажут и упорство поможет. А не зная этого, — со стороны взглянешь — чудеса, да и только. И как в народе говорят? Собой неказист, а как работает — сразу не поймешь (все больше вроде думает о чем-то, идет вроде как наугад, щупом землю трогает не везде, а   проверяет вроде так,  как придется). Да только не он (иной раз кажется) солдат ищет, а они -
его, куда бы он ни пошел. Находят и дожидаются, пока не придет. И сны им снятся разные про поиск и про солдат, часто реальные. А уж поехать на вахту или нет, вообще вопроса такого не существует. Не успел с одной экспедиции приехать, отоспаться, как следует — рука сама собой в календарь, а в голове — сколько до вахты? За три месяца в магазине ловишь себя на мысли, что все, куда взгляд попадает, оцениваешь. А нужно ли это на вахте или нет, а если нужно – где деньжат раздобыть? А за месяц — и говорить не приходится, это только тело еще не приехало, да по болоту еще не тащится. А все, что кроме этого самого тела, — уже там, на болотах мох дергает, упрямые коренья деревьев режет, да   из   воронок и блиндажей залитых, воду черпает.
Вот и не верь потом в эти суеверия. 
«Приняла», «не приняла». Приняла! Да так обняла, что из этих объятий и не вырвешься. Зуд внутри какой-то, а почесать не можешь. В лес по грибы ходить бесполезно, уже через десять минут понимаешь, что за грибами — это ты только собирался, а ищешь совсем иное. То за каким-то псом… под гнилую корягу руку запустишь, землю всей пятерней щупаешь… То мимо старой банки, кем-то брошенной, пройти не в силах, какие уж тут  к черту  грибы!
Вот ведь как «приняла» — приобняла и не отпускает. «Долина» ли, солдатики ли, или ты уже сам тянешься к ним туда?  – Поди объясни.

Вот так в обнимку и живешь — от вахты до вахты. Или же бывают эти «объятья» только на вахте, а в остальное время скучаешь по ним, время подгоняешь.  Как лекарство для больного — без него никак уже и невозможно.

 

АрГиС

 


146
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+