Войти с помощью

Очки

Есть такая форма подачи в искусстве — музей одного предмета. Люди, приходя в какой-нибудь большой музей, «Эрмитаж», «Третьяковская галерея», просто физически не успевают изучить, понять, а главное прочувствовать всю прелесть, красоту и уникальность всех шедевров культуры, находящихся там. После пятого зала все сливается в одну череду картин, статуй, других предметов искусства и ты просто отмечаешь у себя внутри, Айвазовского видел, Шишкина видел и все. Работники музеев придумали музей одного предмета, это когда все время и внимание обращено на один шедевр. Ведь о великих полотнах можно слушать часами, смотреть, находить новое, пытаться и в итоге почувствовать и увидеть, что хотел передать великий художник или скульптор, ведь в этом и была его цель. Сохранить свои чувства и единожды увиденное им мгновение прекрасного на века. Передать нам, потомкам то чистое и светлое ощущение прекрасного.
 
ополчение РККА
 
Я хочу рассказать Вам о предметах войны, точнее об одном предмете. О простых пластиковых, черных очках «велосипедах», которые носили в сороковых, да и сейчас они опять входят в моду.
 
За десятилетия жизни с той войной у меня и многих моих товарищей атрофировалась тяга к железу войны: оружию, снаряжению, боеприпасам...
Оно не живое, оно создано убивать, рвать человеческие тела в клочья, доставлять боль и страдания и бывает что приносит их и сейчас. Что оно может рассказать о человеке, ржавое, валяющиеся в заросшей воронке валом в несколько десятков штук, ничего или мало. Да, конечно, найденный в окопе солдат, застывший в последнем рывке с винтовкой с примкнутым штыком, передал ей, наверное, весь свой порыв, свою волю к победе и свою боль. И у этой винтовки в музее можно рассказывать о человеке часами, даже не зная его имени. Просто рассказывать о его последних минутах, о том как, кто и где его нашел. Ну, а если найти эту винтовку прислоненной к дереву или среди десятков таких же брошенных в лесу у дороги, то рассказать  о ее хозяине можно весьма условно.
 
Другое дело  — личные вещи, те, глядя на которые солдат вспоминал дом, которые связывали его с простой мирной жизнью, а не жизнью войны.
Ложка, взятая из дома, котелок с выцарапанными инициалами, домашняя, такая бессмысленная на войне фарфоровая кружка с цветами, что они могут рассказать о хозяине? Да все, вплоть до имени бойца. Эти предметы могут рассказать о ужасе, смерти и подвиге, о теплоте, душе и доме. Как?
Да очень просто. У меня дома лежит крышка от солдатского котелка завода «Красный выборжец», я нашел ее на нейтралке под Ржевом, хозяина ее мы не нашли, да вряд ли это вообще возможно, потому что в крышке этой двадцать пулевых пробоин с различными углами и сторонами попадания, а в единственном целом месте нацарапана звездочка. Знаете, как в детстве рисуют, криво из угла в угол, перекрещивающимися линиями. Что можно сказать об этой крышке? Да вроде как и ничего. Простой человек прошел бы мимо бесполезной дырявой жестянки. А мои товарищи у этой крышки, часами могут рассказывать, о том какой ад творился подо Ржевом, сколько, где и когда они нашли павших, их имена и фамилии, как они погибли и как их нашли, и что хозяин этого котелка скорее всего молодой солдатик, почти пацан, потому что серьезный мужик нацарапал бы свою фамилию или инициалы, чтоб не потерялся котелок среди сотен других. А этот «салажонок», гляди ты, звездочку. И что остался он скорее всего там, на нейтралке, вмерзший в сугроб у немецкой траншеи, повиснув на «колючке». И рвало его тело в клочья при обстрелах и атаках, и из разодранного пулями и осколками тощего, солдатского сидора выпал новый, почти не пользованный  котелок, и долго еще немецкие пулеметчики развлекаясь гоняли свинцовыми очередями эту крышку по ничейной земле, гоняли даже тогда, когда от тела паренька уже ничего не осталось. А наши, товарищи его, смотрели из своих окопов и ответить не могли, патроны берегли, а потом выбитую до взвода роту отвели на отдых и пополнение, а свежая рота иногда смотрела на ошметки шинели на колючей проволоке и понять не могла почему немцы лупят в одну точку, и что они там гоняют очередями по нейтралке. Вот Вам и крышка.
 
проволочное заграждение  
 
Но рассказать то я  хотел об очках. У Александра Николаевича Орлова в коллекции вещей пропавших солдат, чьи имена не были установлены, я увидел очки. Простые очки велосипеды, в черной бакелитовой оправе, с треснувшими дужками, что они могут рассказать?
Я смотрел на эти очки с почти сантиметровыми линзами, найденные в котле Мясного бора и думал, что без них мог видеть их хозяин, солдат второй ударной? Я вспоминал здоровых лбов девяностых и начала двухтысячных, расковыривавших перед военкоматами свой геморрой и липовую язву. Вспоминал недавний гей-парад  молодежи на Марсовом поле в Питере и думал, где же что-то пошло не так…
 
Когда защищать свою страну стало не то что страшно, а даже как-то позорно? Я крутил в руках эти старые очки и думал о дивизиях Ленинградского народного ополчения, в которые ушел весь цвет тогдашней интеллигенции и научной и творческой, укрепившей своими костями на колючке подступы к городу.
Смотрел и видел сегодняшнюю творческую «элиту», кривляющуюся по телевизору круглые сутки и сходящую с ума от обилия роскоши и дури. Не всю, но многих. 
Видел подслеповатый взгляд сквозь винтовочный прицел, грязные, тонкие пальцы пианиста, на шершавом цевье, тонкую цыплячью шею, обмотанную черным от грязи бинтом, закрывающим ужасные фурункулы, торчащую из необъятного воротника серой солдатской шинели, космы давно немытых, отросших за долгие месяцы окружения, неясного цвета волос, слышал хриплое на выдохе дыхание, дребезжащих, воющих от извечной простуды, легких. Смотрел в красные от недосыпа, огромные из-за сильных линз глаза под козырьком надвинутой на лоб большой каски и видел в этих глазах такую великую силу и решимость или умереть или выстоять, что становилось стыдно.
 
Стыдно потому что не принеся ничего близкого и понятного своему народу, обвиняют народ в тупости и бездуховности, что сотворенное в то время пусть не очень глубокое, но так необходимое тогда, чтобы выстоять и вынести, не упасть духом и выжить, сегодня называют «совковой»  пропагандой и безвкусицей. 
Стыдно, потому что я не видел памятника от деятелей эстрады, поставленный на их личные средства на Лужском или Можайском рубеже.Потому что не бывал ни на одном бесплатном концерте на Мемориале в Волоколамске или Синявино, потому что единственный, кто приезжал петь перед поисковиками в Мясном Бору и в Гайтолово — это Игорь Растеряев со своей «Георгиевской ленточкой».
 
Игорь Растеряев и Александр Савельев  
 
Где реквием памяти и памятник этому взгляду в огромных очках от тех, кто считает себя потомками той творческой интеллигенции, которая осталась в полях под Москвой, на Пулковских высотах и под страшной деревней с таким говорящим названием Мясной бор?
 
Творить -  это не значит дурить головы, творить  — это значит оставить что-то после себя, они сотворили мир на нашей земле! Почему мы, простые люди, мужики из глубинки и обеих столиц, чувствуем на себе этот взгляд и нас он находит везде, жжет и не дает спокойно спать, а более тонкие, духовно более «глубокие» люди перестали его чувствовать? Может мы поменялись местами?
 
Почему Саня Савельев, простой работяга из Рыбинска, на свои небольшие деньги по нескольку раз в году, чувствуя этот взгляд сотен тысяч глаз, едет за тысячу километров, чтобы вернуть им хоть часть огромного неоплаченного долга?
Почему Саша Орлов и другие, не имея ни опыта, ни специального образования пишут и на свои публикуют свои незамысловатые, простые рассказы о той войне, которые люди зачитывают до дыр? Может кто-то более грамотный и умный  их пишет для себя, купаясь в своем величии, не чувствуя наши души? 
Почему Новгородские, Тверские, Псковские и Смоленские работяги, отрывая время от семьи и отдыха после тяжелой работы, едут в леса и болота? Может они просто отравлены роскошью и вседозволенностью, а чувствуют душой ту боль, которой еще долго будет саднить наша земля? А значит они и есть творческая элита, потому что они творят Память, а значит творят будущую жизнь.
 
Сергей Мачинский

0
130
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Авторизация
Форум
Всего
Количество форумов: 34.
Количество тем: 10.
Количество сообщений: 19.
За последний месяц
Количество тем: 1.
Количество сообщений: 2.
Обсуждения
Автор: Ivan
Создана: 22 сентября 2019 в 21:25
Сообщений в теме: 2
Просмотров: 1127
Автор: Ivan
Создана: 22 сентября 2019 в 21:17
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 344
Топ сообщений на форуме
Причина выбытия пропал без вести Место выбытия Карело-Финская ССР, Медвежьегорский р-н, оз. Хижозеро, в районе Источник информации ЦАМО Номер фонда ист. информации 58 Номер описи ист. информации 818883 Номер дела ист. информации 1239
Создано: 15 марта 2020 в 17:51
Рейтинг: 1
А что нужно для печеного в золе картофеля? Картофель — сколько душе угодно Костер с кучей золы 1. Для приготовления картошки нужен долгогорящий костер. Аккуратно убираем костер в сторону, и на том месте где он был, лопаткой или палкой вырываем в золе ямку. 2....
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 22:55
Что потребуется для вкуснейшего супа с копчёностями: -Вода из ручья — 4 литра. -Горох — 500 гр. -Тушенка из говядины (или свинины) — 1-2 банки (в зависимости от возможностей) -Сырокопченая или любая копченая колбаса — 150 гр. -Картошка — 2 шт. -Репчатый лук — 1 шт....
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 23:01
Технические вопросы по изготовлению поисковых щупов, делимся опытом, помогаем, подсказываем.
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 23:19
Щуп является самым необходимым предметом для обнаружения предметов на различных глубинах, без которого не обходится ни одна, более-менее серьезная работа....
Автор: Varvar
Создано: 20 сентября 2019 в 21:58

При полном или частичном использовании материалов ссылка на Наркомпоиск обязательна (в интернете — гиперссылка).