Войти с помощью

Бой

Об этом бое я впервые узнал из дневника моей мамы. Она всю свою жизнь вела дневник, из которого я даже мог узнать прогноз погоды в тот или иной день. На мой вопрос: «Что это был за бой?», — она не ответила, а молчаливо ушла из комнаты.

С того самого боя прошло более семидесяти лет, но те ноябрьские дни 1941 года живут во мне, да, и не только во мне, незаживающей раной…

Так что же случилось в последние дни ноября 1941 года на льду Ладожского озера?

В ночь на 23 июня 1941 года в Ленинграде была объявлена первая воздушная тревога. Со стороны Финского залива к городу приближалась группа фашистских бомбардировщиков. Встреченная огнем 194-го зенитного артполка, она не смогла прорваться к городу. В эту ночь зенитная батарея младшего лейтенанта А.Т.Пимченкова сбила в ленинградском небе первый гитлеровский самолет «Юнкерс-88», экипаж которого был взят в плен.

Несмотря на упорное сопротивление наших боевых частей в Прибалтике, 04 июля 1941 года гитлеровские войска ступили на землю Ленинградской области.

6 сентября 1941 года, сжимая Ленинград в блокадное кольцо, враг начал наступление на Шлиссельбург, подступы к которому защищали измотанные и сильно поредевшие в боях под Мгой части 1-й дивизии НКВД полковника С.И. Донскова и 4-й батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты (ОБМП) полковника Ф.Н. Моисеенко. Батальон был переброшен с островов в Ладожском озере и доукомплектован в Шлиссельбурге специально для обороны южных подступов к городу, где уже занимала основные позиции батарея 122-миллиметровых гаубиц. Утром этого дня около 300 немецких бомбардировщиков на узком участке фронта произвели налет на войска 1-й дивизии НКВД. Атака вражеской авиации продолжалась весь день, и за это время дивизия Донскова понесла огромные потери…

Вслед за авиацией противник вводил в бой танковые части.

Из немецкого донесения от 7 сентября 1941 г.:
«424-й пехотный полк 126-й пехотной дивизии вышел в 21 час после ожесточенного боя к берегу Ладожского озера и находится передовыми подразделениями в 3 километрах восточнее Шлиссельбурга.
Боевая группа «Шверин” вышла в район Пильни Мельницы.
Танковый батальон 29-го танкового полка 12-й танковой дивизии с боем остановлен перед укрепленными танковыми и минными заграждениями южнее Шлиссельбурга. 1-й батальон 76-го пехотного полка преодолевает сильное сопротивление противника под Синявино. Погиб командир батальона майор Зикмайер.

Положение к вечеру: день 7 сентября, несмотря на то, что Шлиссельбург еще не взят, принес дивизии большой успех. Противнику не удалось собрать силы, разбитые в ходе 6 сентября, и оказать организованное сопротивление. В Синявино и Выборгской Дубровке пока оказывается упорное сопротивление.

По данным разведки за 7 сентября следует, что у противника нет значительных сил для обороны Шлиссельбурга.

Наступление обеими боевыми группами — „Шверин” с юга и “Хоппе” с востока — при заблаговременной воздушной и артиллерийской поддержке представляется благоприятным»
(«Хроника и история 20-й моторизованной дивизии вермахта, 1941 год», перевод Ю. Лебедева).

Это донесение не просто так появилось в моем материале. С 424-м пехотным полком вермахта мы еще встретимся в ноябре 1941 года.

Несмотря на упорное сопротивление и контратаки наших частей, 8 сентября 1941 года воинские части вермахта захватили город Шлиссельбург, окружив Ленинград с суши.

В этот день фон Лееб, человек, которому было поручено уничтожить Ленинград и его жителей, записал в своем дневнике:
«1-я пехотная дивизия вышла на внешний оборонительный рубеж Ленинграда. Понедельник, 8 сентября 1941 г.»

В эти же дни защищала Ропшу 1-я Гвардейская Дивизия народного ополчения ЛАНО.

Эта дивизия была сформирована в июле 1941 года и, с момента первого боя под Волосово, так и не выходила из боев. Ядро обороны составлял 3-й полк дивизии, которым командовал майор В.Ф.Маргелов.
 
Майор В.Ф. Маргелов (24.11.1941)
 
Читаю дневник командира стрелкового взвода 1-го стрелкового полка, которым командовал майор В.А.Бобринский, лейтенанта Клебановой Иды Наумовны: «… мы на фронте, где впервые услыхали первые настоящие выстрелы…», и дальше: — «… К вечеру на нас двинулись немецкие танки. 4 танка мы подожгли, остальные повернули обратно».

Потом был Ораниенбаумский плацдарм, кусочек береговой полосы Финского залива: « До Ораниенбаума шли пешком. На берегу залива расположились на ночлег. Утром перебрались в Китайский дворец. А к концу дня немец как стал пулять, что мы еле успели выскочить из дворца, кинулись бежать в верхний парк… \ \… лазутчики корректировали огонь. Гонялись из воронки в воронку и всюду нас настигали мины. К счастью, они нас не накрыли».

К этому времени части 1-й ДНО сильно поредели:
Политдонесение №77
Политического Управления Ленинградского Фронта от 15.09.1941
»…Некомплект в людях, вооружении и транспортных средствах достигает в 1-й гвардейской дивизии таких размеров, что фактически она представляет собой лишь стрелковый батальон. Это положение усугубляется еще и тем, что личный состав дивизии не выходит из ожесточенного боя продолжительное время и крайне утомлен.
Командование дивизии свело до минимума численность тыловых эшелонов, направив в строевые части всех военнообязанных людей.
В результате произведенной передвижки личного состава стрелковые части дивизии насчитывали: 1-й СП — 100 человек, 2-й СП — 400 человек, 3-й СП — 200 человек. Помимо винтовок в частях имеется станковых пулеметов — 6, ручных пулеметов — 30, минометов — 32…."
НачПУЛФ дивизионный комиссар Пожидаев.
(ЦАМО РФ Ф.217.Оп.1217. Д.32. листы 163-165.)

В блокадном кольце положение Ленинграда ухудшалось с каждым днем. 8 ноября 1941 г. немецкие войска захватили Тихвин. Нависла угроза прорыва вражеских сил к городам Волхов и Лодейное поле. С падением этих городов и соединением немецких и финских войск на реке Свирь кольцо вокруг Ленинграда замкнулось бы полностью…

На следующий день, после знаменитого ноябрьского Парада, 8-го ноября Иосиф Виссарионович Сталин, связавшись по прямому проводу с командованием Ленинградского фронта, сказал: «Нас очень тревожит ваша медлительность в деле проведения известной вам операции. Надо выбирать между пленом, с одной стороны, и тем, чтобы пожертвовать несколькими дивизиями. Повторяю, пожертвовать и пробить себе дорогу на восток, чтобы спасти ваш фронт и Ленинград. Как только пробьете дорогу, железная дорога будет. Если в течение нескольких дней не прорветесь на восток, вы загубите Ленинградский фронт и население Ленинграда… Времени осталось у вас очень мало, скоро без хлеба останетесь». («Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов» под редакцией Н.Л. Волковского).

И вот 11 ноября 1941 года, по настоянию Сталина, началась одна из самых кровопролитных операций на Невском пятачке. Эту дату можно считать и началом еще одной, почему-то, забытой или незаслуженно пропущенной историками, операции по прорыву блокады Ленинграда.

8-я армия, созданная на базе НОГ (Невская Оперативная Группа), только за пять дней боев потеряла около 5 тысяч человек. Особенно крупные потери были в трех коммунистических полках 168-й стрелковой дивизии, созданных из добровольцев, коммунистов и комсомольцев, Ленинградского фронта.

Вот мы и подходим к апофеозу ноября 1941 года.

Не в силах пробить брешь с запада на восток, командование Ленинградским фронтом, благодаря раннему появлению льда на Ладожском озере, решило помочь, наступающим с невских берегов дивизиям, отвлекающим ударом с севера, атакуя «бутылочное горло» со льда Ладоги по всему побережью — от Шлиссельбурга до деревни Липки.

Эту операцию было решено провести силами одной стрелковой дивизии и одного лыжного полка моряков КБФ.
 
Комиссар 218 СП Петр Ильич Ильин и командир полка Маргелов Василий Филиппович (23.02.1942)
 
Я опять возвращаюсь к дневнику лейтенанта Клебановой, которая в описываемое время служила в 218-м (бывший 3-й) СП, комиссаром которого был мой отец Ильин Петр Ильич:
«… в деревне М. Манушкино Маргелова вызвали в штаб. Так он и не вернулся к нам. Послали командовать полком лыжников-моряков. В этот день комиссар уехал на рекогносцировку местности… А ночью, это было 25 ноября 1941 года, дан приказ выступать. Надо было перейти Ладожское озеро. Задание очень опасное, т.к. на другом берегу немцы… Утром… полк возвращается назад. 28 ноября был дан приказ снова выступать и опять через озеро.
… раненые, но все из 153 стрелкового полка и маргеловцы. Ранили Маргелова, … на льду оказала помощь комиссару Маргелова, моему директору института И.И. Никифорову, … ранили и бывшего нашего комбата Голева…
Все получилось очень плохо. Переход через лед прошел неудачно. Вся задача состояла в том, чтобы до рассвета и без шума перейти на другой берег и внезапно атаковать врага. Но … немец нас обнаружил и прямой наводкой расстреливал наши войска. На льду укрытий нет и, поэтому, было много убитых и раненых.
За провал этой операции были расстреляны командир дивизии Фролов и комиссар Иванов. Не знаю, насколько были они виноваты, а не более высокое начальство, плохо подготовив весь ход операции…»
 
Лейтенант Ида Наумовна Клебанова (февраль 1942)
И я снова задаюсь вопросом: «Так, все-таки, что же произошло на льду Ладожского озера?»

21 ноября 1941 года из штаба фронта в 80-ю дивизию, бывшую 1-ю гвардейскую дивизию народного ополчения, поступил приказ нанести удар по немецким позициям в районе «бутылочного горла» со стороны Ладожского озера, захватить 1-й и 2-й Рабочие поселки и двигаться в направлении Синявинских высот, навстречу войскам, пробивающимся с Невского пятачка. Вместе с дивизией, по льду, должен был наступать полк моряков-лыжников, которым и командовал бывший командир 3-го (218-го) Стрелкового полка дивизии, а в будущем Десантник №1 и Герой Советского Союза Василий Филиппович Маргелов.

На тот момент дивизия была выведена из кровопролитных боев на Ораниенбаумском плацдарме и переброшена на кораблях в Ленинград, а затем совершила пеший марш на западный берег Ладожского озера. Многие бойцы погибли от истощения и голода.

За пять дней, с 19 по 24 ноября, дивизия сменила четыре района сосредоточения.

Весь этот путь отмечен в дневнике лейтенанта Клебановой:
— «… дошли до деревни,… потом опять вперед,… дошли до… — это еще 18 километров, на другой день приказ – вперед, прошли еще 8 километров до деревни…».

Люди были сильно измотаны, а из-за недостатка фуража начался падеж лошадей, топлива для техники не хватало, тылы отстали.

Ночью 25 ноября 1941 года пришел приказ наступать.

Командир дивизии И.М. Фролов, зная положение дел во вверенной ему дивизии, доложил в штаб фронта, что дивизия к выполнению поставленной задачи не готова, что от полного штатного состава в 10431 человек в дивизии осталось всего два полка неполного состава, за что вместе с комиссаром Ивановым был отстранен от командования.

Новое командование в ночь на 26 ноября в обстановке полной неразберихи и неорганизованности, с большим опозданием и без артподготовки начало наступление на вражеский берег, но эта попытка не удалась. Как не удалась и следующая попытка, предпринятая 28 ноября. Не имея никакой связи с лыжным полком моряков майора Маргелова, участвовавшего в этой операции, и не зная его местоположения, дивизия пошла в наступление. Нужно было до рассвета без шума перейти на другой берег и внезапно атаковать врага.

Пройдя шесть километров по льду озера, в 2-х километрах от неприятельского берега дивизия попала под шквальный огонь противника.

Плохо одетые, долгое время ожидавшие моряков на трескучем морозе, без укрытия, многие бойцы дивизии получили обморожение, а вражеская авиация и артиллерия разметали их по льду Ладожского озера, и поэтому существенной помощи морякам-лыжникам, наступавшим со стороны острова Зеленец, они не могли, да, и, как показал бой, не смогли оказать.

Здесь надо сделать небольшое отступление – немцы знали о предстоящей атаке. К сожалению, среди своих бойцов оказались предатели, перебежавшие к гитлеровцам…

После войны многие документы вермахта попали в руки наших союзников, в основном, американцев. Они их благополучно описали, перефотографировали и сдали в архив. В NARA, Национальном архиве США, Вашингтон, моим другом исследователем Вячеславом Мосуновым и найден «Журнал боевых действий 424-го стрелкового полка», карта и схемы этого боя.
 
Германская карта обстановки у д.Липки
 
Немцы – народ пунктуальный, даже во время войны:
«…11-55 – командир 424-го пехотного полка сообщил:
Силами III батальона 424 пехотного полка, под командованием капитана Каппеля, при жестком сопротивлении врага, была завоевана западная часть Липок. Левый фланг (на озере) еще сопротивляется, но главное сопротивление подавлено. Враг держится еще в южной части Липок. Наступление врага от Бугров остановлено. Собственные потери, особенно во взводах стрелков-мотоциклистов, значительны.
Несмотря на это, положение оставалось серьезным. Враг должен был быть уничтожен до наступления темноты. Он все еще представлял большую опасность на фланге полка.
В то время, когда этот бой с решительными целями еще продолжался, новый враг в 14-00 пошел в атаку на III батальон 412 пехотного полка с юго-восточной стороны Липок, но атака была отбита. Также одновременно потерпела неудачу атака врага против п.N.8.
16-45 – также было подавлено сопротивление врага, окруженного в районе Липок, только незначительная часть которого, продолжала жестко сопротивляться на местности, поросшей низкорослым кустарником между Липками и озером.

В ходе допроса пленных выяснилось следующее:
Наступление было организовано из собранного в Кронштадте добровольного полка солдат военно-морского флота. Полк был переброшен вчера, по-видимому, на ледоколе, на остров Большой Зеленец, находящийся на северо-востоке от Бугров и отправился оттуда ночью на лыжах. В 5 км от берега они оставили лыжи. Лыжники превосходные солдаты. Они были особенно хорошо одеты и имели маскировочные костюмы. Почти каждый второй имел автомат, все остальные – автоматическое оружие, и продовольствие на 4 дня.
Ночью обстреливались предполагаемые пути врага на озере и суше.
Несколько вражеских разведгрупп были отбиты, в остальном ночь прошла спокойно. Утром произошло ожидаемое (по сообщению перебежчиков) наступление на Липки с востока. Оно было легко отражено, ему не хватило силы удара. 36 пленных из 218 и 153 стрелковых полков 80 стрелковой дивизии остались в наших руках. Их показания внесли ясность по поводу отсутствия размаха наступления. Затем наш ночной огонь батарей фактически определил исходную позицию наступающей части и нанес ей тяжелые кровавые потери.
 
Тем самым закончились наступления врага на побережье Ладоги.

Атака производилась в боевом порядке «клин», состоящем из активных солдат, в основном матросов, сводного добровольного полка. Все солдаты имели военную выправку и производили превосходное впечатление. Они были лучше вооружены и экипированы и имели продовольственный запас на 4 дня. За счет своих маскировочных белых костюмов и покрашенных в белый цвет темных деталей оружия и приборов, они были практически незаметны.
Русский элитный добровольческий лыжный полк был полностью уничтожен. Свыше 1300 убитых находилось на поле боя. Только 26 человек были взяты в плен, так как до самого конца враг защищался. Введенные сегодня в бой в районе Липок 2 полка 80 стрелковой дивизии потерпели поражение от наших огневых средств обороны. Враг уже в исходном районе понес значительные потери от нашей артиллерии. Здесь также были захвачены в плен 36 человек»…

Далее:
«424 Пехотный полк 28.11.1941 годa
Сводка за сутки
…В тяжелых боях, врукопашную, батальонному резерву 2-го батальона и одному из подразделений 227 армейской группы удалось остановить русских на западной границе Липок и захватить несколько домов и позиций. На льду Ладожского озера, примерно в 9-40, при ожесточенном оборонительном огне собственного оружия легкой и тяжелой пехоты, и артиллерии стали заметны первые отступления врага. В 10-30 главная опасность была сломлена»….

Теперь мне стало понятно – почему старший лейтенант Ида Наумовна Клебанова, моя мама, и Генерал Армии Василий Филиппович Маргелов, мой крестный отец, не любили вспоминать этот бой, эту драму…
 
Памятный камень на месте боя у д.Липки


Сам Маргелов, в том бою, чудом остался жив. Его вытащили моряки со льда на остров Зеленец, где он и очнулся.
На льду Ладоги оборвались жизни многих его подчиненных-братишек, в том числе и военкома 2-го батальона Павла Ивановича Шагина, деда Валерия Шагина, человека, который собирая материал о жизни своего деда, нашел меня через мою статью «Военные хроники Иды Клебановой», которая была опубликована в одном из белорусских журналов, и, который очень помог мне в сборе материалов для этого очерка.

Тельняшка не смогла защитить сердце храбрецов. Ведь моряки раздевались до тельняшек и шли врукопашную.

По «Дороге жизни» оставшиеся в живых бойцы дивизии пешком вышли на восточный берег Ладожского озера:

«… Полк занимал оборону у д. Подрила и д. Ожила…» — записано в мамином дневнике.

К огромному сожалению, они не смогли заставить немцев отступить, не смогли прорвать блокаду города. Но этот их смертельный бой на льду — есть подвиг! Другого слова я не нахожу. Даже немцы были поражены мужеству моряков, называя морской полк «Элитным»!

Неудачную попытку прорыва блокады посчитали, как «невыполнение приказа».

Этот явный провал надо было списать на кого-то, найти виновных.

2 декабря 1941 года арестовали Фролова и Иванова. Состоялся показательный суд, срежиссированный лично Ждановым, который вынес Фролову и Иванову смертный приговор.

Комдив И.М.Фролов


В архиве хранится запись переговоров по прямому проводу Верховного Главнокомандующего с командованием Ленинградского фронта от 1 декабря 1941 года.

Хозин и Жданов сообщили Сталину и Молотову: «У нас была задумана очень интересная и способная дать быстрое решение операция по льду Ладожского озера 80-й дивизией с лыжным полком. Причем этот лыжный полк должен был пройти и действовать в тылу 8-й армии на левом берегу Невы. Эта операция была сорвана благодаря трусливо-предательскому поведению командования 80-й дивизии.

Командир дивизии Фролов за три часа до начала операции отказался от ее проведения. Операция была перенесена на следующий день и проделана, но внезапность была нарушена. Мы направляем Вам представление с просьбой — разрешить командира 80-й дивизии Фролова и комиссара дивизии Иванова судить и расстрелять…»

Ответ на это был таков: «Фролова и Иванова обязательно расстреляйте и объявите об этом в печати…»

Суд над командованием 80-й дивизии был показательным, и о нем сообщили ленинградские газеты. Расстрел командования дивизии лег темным пятном на ее репутацию. Долгое время бойцов и командиров дивизии не представляли к правительственным наградам. (В 1957 году комдив Фролов Иван Михайлович и комиссар Иванов Константин Дмитриевич были посмертно реабилитированы. Вечная им память!)

Маргелова, который передвигался на костылях, привезли на этот суд. Фролов и Иванов, после провозглашения приговора, извинились перед Василием Филипповичем. Можно предположить, да, и мама об этом говорила, что ранение, полученное Василием Филипповичем в бою, спасло его от участи Фролова и Иванова.

После госпиталя Маргелов вернулся в родной 218 Стрелковый полк, где уже ждал его комиссар Петр Ильич Ильин.

В том бою лейтенант Клебанова вытащила из под немецкого огня более двух десятков бойцов и командиров, за что была 20 декабря 1941 года награждена медалью «За отвагу» № 66123.

Вот такова история одного боя. А до победы оставалось 1258 дней…

Да, история суха. Она не приемлет таких понятий «если бы», «надо было», «это была ошибка», «а вот» и т.п. После того, как событие произошло и тщательно изучено и разобрано, о нем легко судить. Легко судить, особенно нашему поколению, живущему в XXI-м веке.

И сегодня некоторые псевдоисторики задают нам провокационные вопросы, типа: «А была ли, на самом деле, блокада Ленинграда?», «А может, надо было объявить Ленинград, как Париж, открытым городом? И не было бы стольких жертв». Уже договорились до того, что «…у немцев не было приказа брать Ленинград…»

Видимо, они плохо знакомы, или совсем не знакомы, с Директивой №21от 18 декабря 1940 года, более известной, как «План Барбаросса».

А в ней очень четко прописано: «… будут созданы предпосылки для поворота мощных подвижных войск на север, с тем, чтобы во взаимодействии с северной группой армий, наступающей из Восточной Пруссии, на общем направлении на Ленинград, уничтожить силы противника, действующие в Прибалтике. Лишь после выполнения этой неотложной задачи, за которой должен последовать захват Ленинграда и Кронштадта, следует приступить к операциям по взятию Москвы…»

Все было. И блокада была, и голод был, и люди умирали от голода, и обстрелы с бомбежками были, и «Пискаревка» была и осталась, и смертельный бой на льду Ладожского озера тоже был….

И это все стало нашей историей, нашим ВЕЛИКИМ ПРОШЛЫМ, которым, несмотря ни на что, мы должны гордиться и хранить в нашей памяти, передавая сей дар будущему поколению – нашим детям, внукам, правнукам…  

Дневники и награды Клебановой (Ильиной) И.Н.  

А сегодня, перелистнув очередную страницу истории Великой Отечественной войны, мы склоняем головы перед мужеством солдат нашей Великой Родины, которые, ценою своей жизни, сохранили город Ленинград, а нам подарили жизнь.

Да святятся Ваши имена известные и неизвестные солдаты войны!

28 ноября 2015 года на месте бывшей деревни Липки, там, где приняли свой последний бой моряки-лыжники, где погибали бойцы 80-й СД, состоялось открытие и освящение памятного камня в честь бойцов и моряков, отдавших свои жизни ради будущей жизни своего Отечества.
А сегодня, перелистнув очередную страницу истории Великой Отечественной войны, мы склоняем головы перед мужеством солдат нашей Великой Родины, которые, ценою своей жизни, сохранили город Ленинград, а нам подарили жизнь.

Да святятся Ваши имена известные и неизвестные солдаты войны!

28 ноября 2015 года на месте бывшей деревни Липки, там, где приняли свой последний бой моряки-лыжники, где погибали бойцы 80-й СД, состоялось открытие и освящение памятного камня в честь бойцов и моряков, отдавших свои жизни ради будущей жизни своего Отечества.
Может кому-то (все-таки 21-й век, все разобрано, просчитано, описано…) показаться странным, но я задаю себе один и тот же вопрос – что такое полк молодых парней в тельняшках и одна дивизия неполного состава по сравнению с миллионными армиями противоборствующих сторон?

И отвечаю себе – наверное, ничего, песчинка. Но из таких песчинок ковалась победа, в которую каждый, взявший в руки оружие чести и совести, внес свою лепту.

Известный французский летчик Первой Мировой войны Жорж Гинемер сказал: «Ничего не отдано, если не отдано все».

Моряки и солдаты на льду Ладожского озера отдали все. И победили!

P.S. При подготовке данного очерка, использованы фотографии и схемы, а также материалы ЦАМО РФ и Национального Архива США, дневники Иды Наумовны Клебановой, военные письма Иды Наумовны Клебановой и Петра Ильича Ильина, сайт centralsector narod ru (Блокада Ленинграда), историческая литература… Фотографии взяты из личного архива.
 
Александр Ильин








0
303
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Авторизация
Форум
Всего
Количество форумов: 34.
Количество тем: 9.
Количество сообщений: 17.
Обсуждения
Автор: Ivan
Создана: 22 сентября 2019 в 21:25
Сообщений в теме: 2
Просмотров: 145
Автор: Ivan
Создана: 22 сентября 2019 в 21:17
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 60
Автор: Копатель
Создана: 22 сентября 2019 в 14:44
Сообщений в теме: 2
Просмотров: 350
Автор: Admin
Создана: 18 сентября 2019 в 21:26
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 345
Автор: Varvar
Создана: 18 сентября 2019 в 19:46
Сообщений в теме: 4
Просмотров: 517
Автор: Admin
Создана: 8 июня 2019 в 23:26
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 443
Автор: Admin
Создана: 8 июня 2019 в 23:19
Сообщений в теме: 4
Просмотров: 582
Автор: Admin
Создана: 8 июня 2019 в 23:01
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 3180
Автор: Admin
Создана: 8 июня 2019 в 22:55
Сообщений в теме: 1
Просмотров: 2788
Топ сообщений на форуме
А что нужно для печеного в золе картофеля? Картофель — сколько душе угодно Костер с кучей золы 1. Для приготовления картошки нужен долгогорящий костер. Аккуратно убираем костер в сторону, и на том месте где он был, лопаткой или палкой вырываем в золе ямку. 2....
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 22:55
Что потребуется для вкуснейшего супа с копчёностями: -Вода из ручья — 4 литра. -Горох — 500 гр. -Тушенка из говядины (или свинины) — 1-2 банки (в зависимости от возможностей) -Сырокопченая или любая копченая колбаса — 150 гр. -Картошка — 2 шт. -Репчатый лук — 1 шт....
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 23:01
Технические вопросы по изготовлению поисковых щупов, делимся опытом, помогаем, подсказываем.
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 23:19
Щуп является самым необходимым предметом для обнаружения предметов на различных глубинах, без которого не обходится ни одна, более-менее серьезная работа....
Автор: Varvar
Создано: 20 сентября 2019 в 21:58
Сначала вам следует найти пруток из хорошей пружинистой стали, желательно 8 мм в диаметре. Где его взять? Я купил в ближайшем автомагазине торсион от капота багажника «Волги», обошлась в районе 350 рублей. Кто-то идет на автомобильную свалку и по договоренности снимает пружины там....
Автор: Копатель
Создано: 22 сентября 2019 в 14:12
Все до безобразия просто, чертеж вам в помощь)))
Автор: Soldat
Создано: 20 сентября 2019 в 21:59
Добро пожаловать на НаркомПоиск, интернет-ресурс, который помогает Вам поддерживать связь с Вашими старыми и новыми друзьями. НаркомПоиск ( narkompoisk.ru ) – это сетевой проект, объединяющий людей увлеченных военной археологией и историей Второй мировой войны....
Автор: Admin
Создано: 8 июня 2019 в 23:26
Прошу в этой теме вести полезные беседы только о металле: о снятии ржавчины, восстановлении поверхности, воронении и прочее
Автор: Varvar
Создано: 18 сентября 2019 в 19:46
Самое простое лимонной или щавелевой кислотой, главное не передержать. Есть рецепты посложнее, если хочется заморочиться: Рецепт №1: приготовить смесь из 50 г молочной кислоты и 100 мл вазелинового масла....
Автор: Ivan
Создано: 18 сентября 2019 в 19:57
В своих старых архивах отыскал статью от одного известного специалиста, скачено на одном из интернет сайтов....
Автор: Soldat
Создано: 18 сентября 2019 в 20:35

«НаркомПоиск» создан для активного неформального общения людей, увлеченных военной археологией и историей Второй мировой войны. Служит ресурсом для обмена опытом по ведению розыска пропавших солдат и организации разведывательно-поисковых экспедиций.