БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью

Похоронная команда

похоронная команда
 

 

Нет более смертной тоски, чем окончание поисковой вахты. Вот нет и всё. 

Лагерь сиротливо и обиженно смотрит на толпу поисковиков, обступивших свои баулы в ожидании тягача. Кто-то нервно курит, кто-то ведет неспешные разговоры, кто-то отрешенно смотрит в костер, где догорают чьи-то порваные сапоги.  На ветке березы, под которую складывали найденные останки солдат, уныло подрагивает Георгиевская ленточка. Тенты, дававшие приют и защиту от дождя, сняты. Жерди, настилы, столы, скамейки, любовно сколоченные умелыми копарскими руками, уже смотрятся неуклюже и неуместно в расцветающем весеннем лесу. Куча железного хлама, натасканная «пионерами» с раскопов, ржавеет, никому не нужная. Мало мальские ценные находки уже давно лежат в рюкзаках. Нет уже рабочей утренней суеты и запаха подгоревшей Иркиной каши. Спиртное выпито, сухпаек съеден, все байки и анекдоты рассказаны, протоколы эксгумации заполнены. Палаточный город стерт с лица земли самими же его строителями. Весь быт, налаженный и устоявшийся за три недели вахты, порушен и теперь не нужен никому. В лагере и в душе разорение и тоска. Мы возвращаемся домой. С усталым осознанием еще одной победы. Найдено полсотни наших погибших солдат, прочитаны пять медальонов. До обидного мало, но другого не дано. 

Ожидание тягача тягостно. Ты вроде и ждешь его, и в то же время не хочешь его приезда. Тянешь последние минуты перед его появлением, докуриваешь одну за другой отсыревшие сигареты, слоняешься по унылому лагерю в прострации и безделье. Вдруг ни с того ни с сего нервно срываешься на троих «пионеров», играющих в карты на примятом еловом лапнике. Они еще не осознают до конца, что ЭТОЙ вахты уже никогда не будет. Для них вахта прошла как веселое приключение в лесу. Они все сдружились, стали коллективом. По приезду домой будут рассказывать про свои поисковые подвиги, заваливать соцсети фотографиями со ржавыми винтовками. Но у них нет той тоски в глазах, которая гложет тебя. Они молоды и веселы. Для них поиск только начинается и впереди еще предстоит многое. 

Рев тягача приближается. Через несколько минут этот добрый железный монстр – трудяга проглотит в свое чрево весь нехитрый поисковый скарб и, усевшись сверху на броню, отряд тронется из леса. Бросаешь последний взгляд на опустевшие флагштоки и больше не оглядываешься назад. Словно отрубив последнюю возможность вернуться. 

Все едут молча, в головах невеселые мысли. Как то надо набраться сил и настроиться на мирную жизнь, постепенно отрешившись от войны. Да, мы здесь на войне. Поздно мы сюда попали. Уже давно тут не стреляют и не убивают. Но война продолжается. И возвращение к прежней жизни происходит болезненно. Сознание сопротивляется этому. Душа рвется назад, в лес. 

Не спеша оглядываешь свой отряд. Кто-то первый раз побывал в поиске, кто-то десятки лет уже месит мясноборскую глину-синюгу. Вот Серега докуривает третью за эти двадцать минут сигарету. Он моложе тебя, но ты учился у него поиску. Потому что возраста тут нет. Есть только опыт. Саня приехал искать сведения о своем родственнике, да так и остался в отряде. Шесть лет уже с нами. Командир дремлет в кабине тягача, держа на руках щенка. Картежники притихли и задумчиво смотрят на проплывающую ЛЭП. Что там у них сейчас в головах происходит? Машка прижалась к твоему плечу и грустно смотрит на лежащую у ее ног рыжую овчарку. Они обе Рыжие. Андрюха отскабливает с одежды прилипшую грязь. 

Подумалось вдруг: А ведь мы, поисковики, по сути, просто огромная похоронная команда. Ни больше и не меньше. Пускай и пришедшая через много лет, но смысл абсолютно тот же. Похоронная команда… Распиаренная СМИ просто до безумия, огороженная частоколом флагов и знамен, оглушенная фанфарами и диким бредом «всевышних» речей, обвешанная гирями значков и медалей, но… Мы — Похоронная команда, которая должна собирать на поле боя трупы солдат и хоронить их. Что мы и делаем. Все остальное — блеф, шелуха и второстепенная бессмысленная суета… Голая суть — похоронная команда. Только что не по призыву, а добровольная... 

Тягач проезжает мимо чьей-то поисковой базы. Несколько человек молча провожают нас взглядом, махнув на прощание рукой. Они уедут завтра. Завтра им предстоят те же самые грустные думы, что и у тебя. А сегодня они еще в лесу. Они еще в поиске. Хочется спрыгнуть с тягача и присоединиться к ним. Ну хоть еще на денек продлить это чувство поиска. Кажется, что что-то не доделал так, как надо было, не дошел до нужной рощицы, чтобы проверить там несколько заплывших воронок. Не перешел речку, чтоб найти наши позиции, про которые говорил командир, вспоминая у костра свои походы в молодости. Всем знакомое чувство, когда место как бы не отпускает. Тянет назад, словно говоря: не уходите, здесь еще есть кого искать. Останьтесь и найдете обязательно. Но мы уходим. В мирную жизнь, к суете и рутине повседневных забот. Но при том говорим – Потерпите, мужики. Вернемся мы, обязательно вернемся. Вот только деньжат подзаработаем, палатки починим, порваные сапоги заклеим, вернемся и найдем вас. Обязательно найдем. 

Все меньше времени остается до появления цивилизации. Мерно ревет мотор МТЛБ. А в душе ощущения приговоренного к смертной казни, идущего на эшафот. Слезы наворачиваются на глаза. Через несколько минут тебя казнят мирной жизнью, растопчут твое сознание непонятными и бестолковыми мирскими проблемами., закопают в рутину и суету, в пустоту. Раздавят ревом автомобилей, распылят на части. И нет тебя. Ты, тот кто есть на самом деле, только здесь, в лесу. 

Вот и «железка» показалась, а рядом штаб поисковой экспедиции, запылившиеся за три недели автомобили ждут своих хозяев. Пытаешься вспомнить хоть какие-то правила дорожного движения. Ведь еще через три области ехать. Не получается вспомнить ни одного. 

Разгружаем тягач. Вот и всё. Через несколько минут будем прощаться, говорить друг другу ничего не значащие слова, натужно улыбаться, пожимать руки всем, кто прошел с тобой через эту вахту. С кем-то расстаешься на два-три месяца, до следующего похода в лес, до новых находок и посиделок у костра. Настолько ты сроднился душами с этими людьми, стал с ними единым целым что прощание скорее похоже на разрывание на части живого организма. А с кем-то прощаешься навсегда без сожаления. Так тоже бывает. Промелькнул человек в твоей жизни простым эпизодом и все. Больше он не приедет в поиск. Не получилось найти общий язык, не сложились отношения, не поняли, не сроднились… Чего человек стоит, в поиске проверяется на раз. Невольно, во время походов, как бы подсознательно отбираешь людей в «свою команду», с которой можешь хоть к черту на рога с одной саперной лопаткой. Кто-то проходит твой виртуальный отбор и через несколько дней вы уже единый организм, а кто-то остается за бортом. 

Выруливаешь на трассу и только теперь осознаешь, что вахта закончилась. Опять ком к горлу. Надо ехать. Никуда не деться от этого. В тылу тоже нужно воевать. Ведь мы уже не можем без войны…

 

 


Александр Савельев

 


 

0
486
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+