БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью

Гришкина похоронка

Эта история запала в душу уже давно, все хотел об этом написать, но чувства все время переполняли. Но видимо пришло время рассказать об этой истории.
История эта одна из интересных страничек поисковой работы в Республике Карелия Лоухского района. Одна из страничек судьбы одного из солдат 186 стрелковой дивизии 298 стрелкового полка. 

Год 2013, в поисковой разведке Андрей Иванов нашёл две санитарных ямы с бойцами, одна яма была чуть меньше, а одна чуть больше. О ямах и раздевалках напишу подробно в следующем рассказе.
В санитарных ямах по нашим данным лежали солдаты из 298 сп, которых после боя туда стащили финны. Ямы находились неподалеку от места того самого боя.

Ну и вот лето, июль 2013 года, основная Вахта Памяти. Мы несколькими отрядами отправились работать на эту яму. Подъем ямы был очень сложным, во первых сама почва, грунт в перемешку с камнями, в яму постоянно поступала вода, потому что рядом было болото, и самой главной сложностью работы была та страшная картина которую увидели все.
Карелия хорошо сохраняет останки солдат бывает и мумифицирует. Вот и здесь в этой самой яме было что-то похожее. Первый слой верховой, бойцы лежали по костному скелету полностью, но костный скелет был средним по сохранности, ниже слоями лежали солдаты с плотью и кожным покровом. Без водки многие из ребят просто работать не могли. Но благо у нашего поискового брата нервы крепкие.

Задумаешься о том, что здесь творилось в 42 ом, и то что каждый это просто такой же человек как и ты, солдат, и работаешь себе не думая обо всех суровых событиях ямы, думаешь о том что им было тяжелее. Яма разрасталась, и в каждом уголке ямы было слышно, »подписная вещь», кто то кричал «медальон». Именных вещей и медальонов на солдат в этой яме было очень много. И практически все в дальнейшем прочитались.

Я же копал в середине ямы, потихонечку снимая грунт слой за слоем, поднимая останки на верх ребятам на перебор. На переборе сидел Серега Проничев, мы с ним разговаривали о том о сём что в принципе не мешало работе, наоборот дело шло как-то быстрее. Серега все мне твердил «Саня давай сменю тебя на лопате, а то устал ведь? я же в ответ все время отказывался, и почему-то стал углубляться в одну из стенок ямы. Как будто что-то меня к ней притянуло.

Копаю себе, а Серега твердит «Давай сменю, давай сменю». В итоге я согласился перекурить, а Серега прыгнул в яму и начал копать. Я закурил и сел на край. Через минуту прямо на моих глазах Серега в той стенке достает портмоне. Сколько же у меня было отчаяния в этот момент. А Серега улыбался и конечно же увидев мое лицо, не знал что мне сказать. Мы с Серегой этот случай вспоминаем до сих пор. Но дело наше общее и не до обид конечно.

потмоне

Ещё через минуту мы обрадовались вместе, когда Серега приоткрыл портмоне. В портмоне была стопка бумаг в хорошем плотном состоянии. Как оказалось по приходу в лагерь в портмоне было письмо. Портмоне вскрыли аккуратно и письмо изъяли. Хотели попробовать расслоить. Но в полевых условиях бумага не поддалась прочтению, и Андрей принял решение терпеть до города.

По приезду в город частенько вечерами я приезжал к Андрею работать с этим письмом. Долгими осенними вечерами мы с Андреем сидели над этим письмом и снимали слой за слоем. Сначала отделяли на половины, потом делили ещё на части, когда листов оказывалось все меньше, снимали по листочку. Бумага это делать позволяла. Каждый листочек сканировался в хорошем разрешении.
При экспертизе мы с Андреем заметили, что письмо дублировалось и письмо было от женщины, может быть сестры, возможно и жены, так как в письме проскакивало обращение к Ивану Сергеевичу уважительно. В те времена к мужьям и мужчинам, так и обращались, по имени отчеству. Мы узнали, что нашего солдата звали Иван Сергеевич. Также в письме везде проскакивали два имени Маши и Павлы, надписи были такими «Машка выменяла сена на хлеб» и Павлы что связанное с колхозом. Ключевая фраза «сено». Мы предположили, что этот солдат с Вологодской или Архангельской области. Так как в подразделении 80 % именно Архангельских и Вологодских мужиков. А Вологодская и Архангельская область это сенокос, и фраза сено была ключевой. Мы знали тогда с какого подразделения солдат. Солдат наш был с 298 стрелкового полка. Мы начали поднимать списки потерь по числу и дате, и опираясь на данные солдат установленных по медальонам, в списке мы наши только одного Ивана Сергеевича, с фамилией Булыгин, с Архангельской области Карпогорского района д. Сульца. Но эти данные были догадками и мы не могли с уверенностью сказать что это именно он.
 
письмо

И в один из вечеров между страничками показался аккуратно свернутый квадратик. Очень тонкий по структуре бумаги. Внутри него было написано что то и это виднелось через просвет. Часа два мы вскрывали это квадратик, отслаивая края и разглаживая бумагу. После того как мы его все-таки открыли, и он подсох, мы четко прочитали слова «Похоронка Гришкина пришла с Ленинградской области д.Лезно, похоронен на краю деревни, похоронку принесла ………..» Похоронка отправлена матери либо сестре. Фамилия не прочиталась. Но мы тогда ещё не знали, что эта вот бумажка установила судьбу солдата и сыграла свою роль как надо.

Андрей закинул все данные и предположения на сайт Солдат ру. И буквально сразу же пришел ответ. А ответ был такой. В 2005 году в районе деревни Лезно поисковиками экспедиции «Долина» Новгородской области, был найден солдат Булыгин Григорий Сергеевич Архангельская область д. Сульца. Через какое-то время благодаря Галина Васильевне Широкой внучке солдата Чемакина Александра Алексеевича ранее найденного нами в этих же местах, в Карпогорском районе были найдены родные, и конечно когда мы услышали от родных что Иван и Григорий это родные братья, мы все поняли сразу. А когда родные написали как звали детей Ивана, в том числе Машка, та самая Машка что выменяла сена на хлеб и когда мы услышали что жену звали Павла сомнения полностью отпали. А письмо это писала сестра Ивана Сергеевича, упомянув Машку дочь и Павлу жену, обращаясь по имени отчеству к родному брату, и прислав копию похоронки на другого брата.

На Закрытие Вахты Памяти приехали племянники Ивана Сергеевича, письмо было торжественно вручено родным. Иван Сергеевич как рассказали односельчане был очень веселым мужиком, играл на гармошке у него было 2 дочери и 4 сына, когда он уходил на фронт и все женщины провожая плакали он сказал такие слова: «Жонки по мне не плачьте, я все папиросы выкурил, свою норму вина выпил и налево отгулял», и сразу всех как то успокоил этим.
Все получилось как надо, и ещё одна судьба была установлена. И этот случай запал в душу очень сильно, случай этот как чудо, чудо в нашем поисковом деле, такие чудеса случаются редко, но конечно же есть и другие. Чудо в том-что письмо на фронт установило такую связь, большую огромную связь и судьбу двух братьев. Получилось так что сестра и погибший на фронте брат помогли установить славное имя ещё одного своего брата. Вот она семья, самая важная ниточка в письме как связь времен. 
 
Александр Щетнев.
 
+1
362
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+