БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Письмо другу

Петро, дружище! Здорово, Брат.

Вот решил тебе письмо написать. Что-то не хватает мне в жизни твоей ушастой морды. Видимся раз в год, и то урывками. Даже и поговорить по душам не успеваем.

Как ты там поживаешь? Как зимуешь? Что нового в твоей поисковой деятельности? Поди тоскуешь по нашему лесу, по болоту, по НАШЕМУ костру?
Э-эх, подышать бы сейчас чуток лесным воздухом, послушать твои байки, чайку крепкого или конинк и испить под шум леса и Лягушачье кваканье...
Но, теперь уж до весны. Перезимуем –не пропадем.

Ты, кстати, палатку новую хотел приобрести. Купил? Не? А то вспоминается мне, как мы в августе с тобой в ней плавали в дождь. Сверху капает, снизу подтекает. Если бы под елкой ночевали, и то было бы суше спать.Ну, это так. К слову.

Ну, а пока расскажу свои новости. Много всего накопилось.В сентябре отмечали День Рождения командира. Как обычно – в лесу, в Мясном бору. На Северной дороге стояли, у самой Долины Смерти. Помнишь, где памятник трём армиям? Вот там недалеко и лагерь поставили. Вроде уж все там копано –перекопано, а Саня все равно умудрился немецкий штык найти, пока мы палатки ставили.
Ни за что не угадаешь, что ему наш Длинный подарил. Никто такого подарка даже не ожидал. А Серега подарил командиру Немецкую помойку.
До такого только Длинный мог додуматься. Скажи круто! Нашел, сам не стал копать, а щедро подарил другу, привел на место, показал и сказал:” ДАРЮ! "
Вот это подарок, я понимаю.И кто в теме, те тоже понимают. Что такое немецкая помойка для поисковика! Причем нетронутая!
Оно, конечно, помойка помойке рознь. На наших позициях их вообще нет, хлам по всей округе разбросан. Редко, когда в одной яме лежит.Финские помойки нищие. Там если и бывает что-то ценное, то только если финики на этом месте года три-четыре жили. А так, кроме банок консервных да бутылок из-под вина нет ни хрена. А вот гансючьи помойки жирные бывают. За пару лет, что они там стояли, накопилось всего. Про СС-овские я уж молчу. Их уже не осталось. Все по пятнадцать раз вывернуты и просеяны сквозь сито. Да что я тебе тут рассказываю? Сам всё это знаешь.
Ох и поурчал наш атаман в этой яме.Экспонатов накопал – мама не горюй. Там и пряги, и ложки-вилки, посуда фарфоровая, пузырьки – бутылки всякие, несколько монеток, подсумки, обувь.Короче, шмурдяка валом.
А еще там был наш солдатский медальон. Понятно, что пустой. Видимо гансы пленного обшмонали и выбросили. А про то, что с солдатом произошло дальше, можно только догадываться.

А на следующий день командир нашел воронку с нашим бойцом. Рядышком, метрах в десяти от этой помойки. Может это тот самый пленный и лежал там. Может другой кто никто теперь не узнает. Ни медальона, ни подписных вещей с ним не было. Вот такой подарок получился.

Сам понимаешь, Петруха, для меня примчаться в лес и не посетить своё любимое болото, было просто невозможно. Мы с Машкой туда и упёрлись. Километра за три.И вот, как с тобой в прошлый раз. Идем и словно ноги не мои. Сами по себе куда-то меня тащат. Подходим к «Политрукам», и буквально с ходу щупом упираюсь в тряпки подо мхом. Погано то, что дождь начался, и тряпки березовыми корнями проросли.
Лягуха шурфик проковыряла, а из него куколки поплыли. Всё понятно.Боец лежит. Мы эту березу часа два выносили. Корни как щупальца переплелись.Подрубили со всех сторон, а она, зараза, никак падать не хочет. Кое-как все же завалили дерево. И ты прикинь, смотрю, а на корнях вместе с обрывками шинели ремень висит с прягой офицерской. Прорезная звезда. Я аж охренел. Кадровый командир. И пряга осколками посечена. В живот мужику прилетело. Мучился, видать, пока умирал.
До темноты мы его поднимали. Вымокли как гады последние.Про медальон лучше не спрашивай. Не было медальонов у кадровых военных. За редким исключением. Да и костей не густо собрали, болото сожрало почти всё.
А из барахла только ластик, карандаши, компас и монеток пять штук. Ну и, понятно, ремень с латунной прягой. Даже сапог не было. Кому- то нужнее оказались.
Пробил там щупом каждый сантиметр. Думаю – а вдруг сумка полевая с документами где-то рядом лежит. Не нашел. Немцы забрали, скорей всего.
В лагерь мы уже в темноте вернулись. Петька! Какой же это кайф – переодеться в сухую и теплую одежду. Я думал, что простуда нам обеспечена. А ни фига. Оба как огурчики свеженькие утром были. Даже ни разу не чихнули.

Домой приехал и пару недель занимался домашними делами. А погода стоит – аж звенит. Никогда такой теплой и сухой осени не было. И чувствую, что ранняя ломка у меня начинается. Аж в заднице свербит от недостатка поиска в этом году.
Позвонил Вовке, командиру одного московского отряда. Мы с ним в Карелию каждый год ездим. А осенью они подо Ржев гоняют. Только намекнул, что хотелось бы…. А он даже не дослушал, тут же кричит – «Давай-давай! Приезжай. Мы уже на месте».
Собраться не долго. Шмотки в машину покидал, собаку на заднее сиденье посадил и примчался к Вовке. Они который год уже по полям ищут. И по немецкой аэрофотосъемке работают и так, с глубинниками, ходят и все подряд сигналы роют.Чуть не в тапочках работают. Или найдут запаханную траншею и тупо ее копают.Десять, двадцать, тридцать метров. К моему приезду уже двенадцать наших бойцов так подняли. Три медальона. Я вот думаю, поля пахались, урожай каждый год давали, а солдаты все это время в траншеях лежали.
А те, кто эти траншеи после войны запахивал, неужели не видели, что там бойцы лежат? Я с Вовкиным отрядом по полям походил-походил два дня, чувствую, что чего-то не хватает. А не хватает, сам понимаешь, болота. Для полноты ощущения жизни. Чтоб булькало, чвакало и хлюпало.
Ну дык!!! Я ж поисковик. Я ж и болото себе нашел. Небольшое такое, метров пятьсот на триста. О-о, ты даже не представляешь, какое матёрое болото.Просто сказка.
Во – первых через него ручей протекает, и бобры там своих плотин настроили и нор нарыли. А нор не видно сверху. Я в первый же день в одну из них и провалился. Сухой только шапочка осталась. Во-вторых, эти же грызуны там такой лесоповал устроили, что на первый взгляд вообще туда не реально было влезть. Но я влез. Кое-где ползком пролезал через этот чапыжник.
А, в –третьих, когда в середину болота впёрся, то понял, что металлоискатель я с собой взял совершенно напрасно. Прикинь, его даже вниз не опустить было. Мало того, что кусты сплошной сетью, так еще и эта сеть тростником проросла под триметра высотой. Здрасьте, приплыли.
Повесил прибор на сучок и пошел с одним щупом болото пробивать. Ага! Не тут- то было. Долбанные  заросли и со щупом не дают работать. У меня даже собака в этих дрищах запуталась, еле выбралась. Ну, ты же знаешь, Брат – я умный!!! Я изобрел новый способ поиска. Пятишься жопой вперед и щупом перед собой колотишь. Это единственное, что возможно было в этой ситуёвине.
А еще привлекало то, что по боевым донесениям, немцы в это болото загнали несколько сотен наших, а потом артиллерией и минометами всех там покрошили. И просто так уйти оттуда мне уже было никак. Тропинок натоптал вовсе стороны по болоту километров пять, наверное.
День раком пячусь, два.Железяк гнилых нарыл, хвостов гансовских, штык мосинский. А бойцов нет.Настроение препротивное. Выходит, зря ехал. Понятно, что поиск – та же лотерея.Но имидж то, имидж! Я ж Болотный.
И на третий день из-под щупа веселой песней зазвучала кость. Наконец-то!!! Руку в эту жижу засовываю, чувствую, что-то округлое под рукой. Ага. Череп. Кое-как разодрал корни, вытаскиваю и ни хрена сначала не понимаю. Потом врубился. Череп бобра. Тьфу ты, мать твою!!! Стоило за бобром во Ржев мчаться?
Честное слово, Петро, я уж начал подумывать, что пора домой собираться. На следующий день решил так: если сегодня порожняк, то завтра домой. И с утра снова в эти дрищи залез. И ведь нашел я солдата, нашел! Щупом в ногу ему попал. Словно груз с плеч долой. Вот только малость недоукомплектованный боец оказался. Не все кости мы собрали. Местный егерь сказал, что бобры сожрали или растащили. А мне думается, что снарядом или миной его разорвало. Да хоть столько собрали, и то хорошо. Всё не в болоте гнить.

Петька, а еще меня во Ржеве поразил воинский мемориал. Всё бы хорошо, да вот только наших солдат и«интуристов» там хоронят на одном кладбище. Ты прикинь. На одном кладбище наших и немцев!!! Это как так? Да еще назвали этот мемориал Парком Примирения. С кем? С нацистами, с захватчиками? Думается мне, что там наверху, в кабинетах, враги засели. Или инопланетяне. О каком примирении может речь идти? Да они там под землей, наверное, глотки друг другу до сих пор грызут. Я весной в Алакуртти троих немцев нашел. Три ячейки в ряд, и в каждой по гансу. А то, что это гансы понятно было по горно-егерским ботинкам. Все железом окованы. И подсумки с патронами от Маузера. Стою, смотрю на эти вражьи мослы, и какая-то брезгливость накатила.

Поисковому Батальону показал место, они и докопали их.Потренировались в эксгумации. А по мне – так пусть бы дальше там гнили. Не воюю я с мертвыми врагами, но и копать их не собираюсь.

Я вот тебе еще не рассказывал, как я в Заполярье съездил, в погранзону. Не сказать, конечно, что там целина непаханая для поисковика, но и нет такого, что куда ни приди, везде все перевернуто. Места красивые, природа сказочная. Тайга, озера. Идешь такой по лесу и вдруг – БАЦ!!! Повозка снарядная лежит. Прям посреди леса. С войны так и лежит никому не нужная. Или техника, взорванная ржавеет на сопке. Полевые кухни всяких производителей. И наши, и финские, и немецкие. А уж про мелочь разную, типа лопат, фляжек и противогазов вообще молчу. Полно валяется. Только копать не ленись. Да и копать то особо не надо. Мох содрал и вот оно всё перед тобой лежит. А с нашими бойцами что-то не задалось у нас. Лазили по сопкам, где такой боевняк был, что все гильзами и осколками засыпано, но убитых нет. То ли мы не нашли, то ли раньше собрали их и похоронили. Непонятно. И мы вроде парни не ленивые, и места явно боевые, всё изрыто траншеями, блиндажами, колючкой обмотано. Но ни одного нашего бойца так и не нашли.
Зато природой налюбовались досыта. Там белые ночи были. Прикольно так. Солнышко вокруг палатки крутится. И чувство времени теряется. День – ночь, а хрен его знает. Только желудок и подсказывает какое время суток.

Слышь, Братуха! Наверно, у тебя тоже так происходит? Я все реже и реже хочу возвращаться из леса. Понимаешь? Вот прям до тошноты не хочу приезжать в мирную жизнь. Мне на нашей войне более комфортно.Кто-то пальцем у виска покрутит и скажет:” Придурок”. А ты меня поймешь. Пусть там, в лесу, сыро, грязно, порой холодно, но зато там Люди живут. Петька, как же в обычной жизни не хватает простых и добрых человеческих отношений. Душой отдыхаешь только в лесу. А приезжаешь в цивилизацию – дебил на дебиле. И у каждого- умная рожа. А на роже вопрос приклеен: «Сколько ты мне заплатишь?» А куда делось сострадание, взаимовыручка, бескорыстие? Неужели всё это только у нас в лесу осталось?
Наверное, наш лес, именно наш, военный, поисковый – это и есть мерило нашей человечности и нашей совести. Кого-то он принимает сразу и безоговорочно, к кому-то присматривается, прежде, чем пустить к себе, а кого-то отторгает напрочь. Ты, наверное, и сам много раз замечал, что новый человек или сразу вливается в нашу отмороженную махновскую банду, или безжалостно отвергается. И говоря здесь про лес, я говорю не про лес в чистом виде. Не про кусты-деревья-болота. А про людей, про поиск, про нас с тобой, которые в этом живом лесу. Все свои доспехи мы оставляем для мирной жизни, а здесь, на войне, они лишние. Тут не нужна защита от подлости, зависти, предательства, вранья.Потому, что этого ничего в нашем лесу нет.

А еще, Петька, стали сильно раздражать меня некоторые, ну просто «Алые следопыты». Даже не Красные, а Алые!!! Мы с тобой по сравнению с ними так себе, бледно-розовые. Почитаешь в интернете, послушаешь, что вещают с трибун, так пора уже им нимб на башку вешать. Большой-пребольшой. Настолько они все правильные и сознательные, что аж противно от этой их стерильности. Очень точно мне один друг сказал: «Саня, мы честнее. Потому, что от них разит патриотизмом, а от нас пахнет костром и потом». И почему-то я в последнее время кому-то всегда что-то «должен».
Раньше в поиск ездил и никому ничего не должен был, кроме тех, кого искал и находил.А, теперь, я «должен» патриотически воспитывать молодежь, я «должен» подавать пример, я «должен» участвовать в каких-то бестолковых показушных мероприятиях, я«должен» кому-то там наверху за что-то отчитываться, «должен» в поиске жить и работать по инструкциям, навязанным свыше. Бредятина какая-то. Никогда ни у кого ничего не просил, искал, находил, в лес ездил, что раньше, что сейчас, на свои кровные тугрики.
Так с хрена ли я еще кому-то должен за свои же деньги отчитываться? Да и в патриотизм играть не хочу. Сейчас это не патриотизм, а на девять десятых бутафория и дутые мероприятия. А тех, кто действительно чему-то хочет у меня научиться в лесу, я и без всяких «должен» обучаю. И бывает, что далеко не педагогично. Но зато очень доходчиво. Ты же сам в моей «школе»учился. Знаешь.

Эх, что-то в грустные темы меня заносит. А вот сейчас я тебе прикол расскажу. Еду я значит с августовской вахты из Новгорода. Путь через Тверь проходит. А не доезжая Твери, я решил остановиться пообедать, да и собаку надо было выгулять. А то аж «вскипела» вся.
Пожрал, пошел с собакой в лесок позади кафешки. Барбосина носится, свои дела делает. Я хожу, природой любуюсь.А глаза-то, сам знаешь, за каждую впадину в земле цепляются. И тут вижу привлекательную такую ямку, метра четыре в диаметре. Явно старая заплывшая воронка. А ты же понимаешь, что с нашим диагнозом невозможно было просто так взять и уйти. Тверь же под немцем была, а потом наши освобождали, бои были.Может и лежит там в яме солдатик. А то и не один. Чем Черт не шутит? Постоял я, репу почесал и решил за крюком сходить. Благо вся снаряга с собой в машине.Крюком в яму — тырк. Не поверишь, Провал! Да такой чёткий! И под крюком явно кость застучала. Вот где я охренел! С такого дуру бойца в яме нашел.
Потом крюком в воронке покрутил и выудил непонятный мосол. Кость, причем видно, что обгорелая. Человек – не человек? Не пойму никак. Еще крюком поелозил в яме, выволок позвонок. Вроде человечий. Мыслей шквал. И первая: Что делать? Самому мне эту воронь не взять. А просто так уезжать и оставлять на потом тоже не в кайф. Трасса в ста метрах, и у кафешки автостоянку строят. Вдруг завалят чем? Потом не найти будет. Благо в телефоне номеров набито, от Пскова до Алтая«лесных братьев» множество. Звоню местным поисковикам. Так, мол, и так.Помогайте. Рассказал всю ситуацию, объяснил где яма находится, повесил на куст рядом синий пакет, чтоб издалека видно было и поехал дальше.
Настроение офигенное. Лыбился аж до самого дома. Еще бы. Герой, мать твою…!!! Через день тверичане звонят: «Саня, ты молодец, там в яме аж пять персон оказалось.(Петька, ты представь мою морду довольную.) Вот только все без оружия, без одежды и без медальонов, так как свиньям оружие и снаряжение не выдают.» И дальше смех.
Да ёк-карный бабай! Вот это облом!!! Оказывается, я в скотомогильник вперился. Ну, посмеялись вместе с парнями, а что еще оставалось делать? Правда, помимо свиней, в той яме еще две каски немецких оказалось. Вне плохом сохране, как мужики сказали:” Ну, ладно, не совсем зря примчались и воронь выкачивали. Хоть что-то в музей к себе увезли”.

А вот еще история со Ржевской моей поездки. Вовка назвонил глубинником сигнал. Парни стали рыть и выкопали трак от КВ. А вместе с ним две фаланги от пальца руки. Обрадовались, понятно. Думают, сейчас раскоп расширим и всего бойца поднимем. Расширяют, а бойца все нет и нет. До вечера землю лопатили. Котлован такой за бабахали , что хоть воду туда запускай и гусей или карпов разводи. И ничего больше, кроме двух фаланг. Видать, кому-то просто палец осколком оторвало. На этом, пожалуй, и закончу. До встречи весной. Звони, пиши, приезжай. Всегда рад тебя видеть-слышать.

Александр Савельев

 

0
114
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+