История одного поиска

Из газеты Новодугинского района «Сельские зори» от 23.02.1984 г.

...14 апреля 1983 года в «Рабочем пути» был опубликован снимок фронтового корреспондента Виктора Кинеловского — советский ав­томатчик в армейском полушубке кормит из солдатского котелка укутанную в одеяльце девочку.
 
 
это былов Извекове
 «Помогите разыскать» — так называлась заметка Г. Иванова, корот­ко рассказывающая о снимке. Фотография сделана в марте 1943 года в селе Извеково (ныне Новодугинского района), освобожденного от фашистских захватчиков.

И вот теперь мы можем рассказать историю героев этой фотографии. Сначала — о событиях того времени, а потом — об истории двойного поиска.

… Шла весна 1943 года, 2 марта началась Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Калининского и Западного фронтов с целью уничтожения группировки противника на Ржевско-Вяземском плацдарме.
В этот же день из района деревни Хлепень, с плацдарма на за­падном берегу Вазузы в юго-западном сычевском направлении и далее на Липецы — Извеково — Григорьевское — Хмелита, перешли в на­ступление войска 31-й армии, которой командовал генерал-майор В. А. Глуздовский, а в ее составе и 308-й артиллерийский полк.

Сильная весенняя распутица и сложные условия лесисто-болотистой местности, широкое применение противником различных заграждений и использование заранее подготовленных позиций сни­жало темпы наступления. Выполняя приказ Гитлера, враг превращал оставляемый плацдарм в «зону пустыни»: населенные пункты сжигались, жители угонялись, мосты взрывались, дороги миниро­вались, запасы продовольствия, горючего уничтожались.
Однако советские войска, преодолевая упорное сопротивление противника, сбивали вражеские арьергардные части, упреждали врага в занятии им выгодных оборонительных рубежей и мешали угону советских людей в Германию.

Освободив 8 марта город Сычевку и 10 марта — Новодугино, войска 31-й армии, и в их числе 308-й артполк, очистили от врага полуразбитые, полусожженные, разграбленные немцами деревни Бабники, Макарики, Тюхово, Пустошка, Кужнино, Иваники, Кулементьево, Жуково Новодугинского района и вышли к селу Извеково, где также из 53 домов осталось всего несколько изб, да маленькая церквушка. Жителей села немцы или убили, или угнали в рабство, а некоторые, возможно, укрылись в лесах. Пусто.
 
Дивизион артиллерийского полка у Казанской церкви деревни Извеково
Здесь в один из уцелевших домов после изгнания врага заскочил командир отделения разведки 2-го дивизиона 308-й артиллерийского полка старший сержант Валентин Александрович Моисеев. В доме никого взрослых не было, вещи разбросаны. Но, осмотревшись, он увидел у ножки стола в углу очень крохотную девочку, и в первый момент принял ее за куклу. Но это оказалась чудом уцелевшая девчушка около двух лет. Он закутал ее во что-то подвернувшееся под руку наподобие одеяла. Напуганная боем, оторопевшая, она вначале не могла произнести ни слова. Окружавшие их бойцы сказали:
— Давай, Валентин, назовем ее твоим именем — Валя.
И тут она пролепетала это имя. Может быть, это совпадение, может быть, это ее настоящее имя, которое она вспомнила.

Сержант вынес ее из дома на мартовское солнце, и в этот момент здесь оказался фронтовой фотокорреспондент «Известий» Вик­тор Кинеловский, который не мог пройти мимо такой волнующей душу и сердце сцены и сделал несколько снимков сержанта В. А. Мои­сеева и Вали, в том числе фотографию того момента, когда он кормит ее у дома из солдатского котелка, сидя на обгоревшей кровати. На обороте снимков он пометил: «Извеково, северо-западнее Вязьмы — сержант Моисеев, 308 артполк». С этой пометкой они и попали в архив кинофотодокументов.

В Извекове не было ни единой живой души, передать девочку было некому, поэтому артиллеристы приютили Валю у себя на батарее, где пробыла она около 3 дней. Она стала привыкать к «отцу», улыбаться, о ней беспокоились все на батарее, даже суровый командир капитан Жариков (где-то он?). Но война есть война. Фронтовые дороги вели бойцов на запад. Валю передали сначала медикам, а затем в Смоленский (фронтовой) эвакуационный пункт, который занимался эвакуацией из прифронтовой полосы и освобожденных районов на восток детей, оставшихся без крова и родителей, одиноких стариков, а также раненых из числа гражданского населения.

На этом связь их прервалась… Но где бы ни был фронтовик, а девочку запомнил на всю жизнь, думал о ней часто и на войне и после: как, мол, сложилась ее судьба?

Отечественную войну Валентин Александрович прошел от Москвы до гитлеровской Германии. На фронте вступил в партию. За ратные подвиги награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу» и другими медалями. Дважды ранен. До Отечественной войны у него был уже боевой опыт — участвовал в боях на Халхин-Голе, в финской кампании, освобождении Бессарабии. Сам он из Новосибирска. Но, демобилизовавшись, приехал жить в Калугу, где однажды, после тяжелого ранения лежал в госпитале, где оставил любимую Машу. Женился, работал слесарем-наладчиком на Калужском турбинном заводе, родился сын — Саша, но его не покидала мысль о Вале. Он несколько раз пытался самостоятельно искать свою «крестницу», но тщетно...

И вот однажды в один из июньских дней 1961 года приходит домой уже шестнадцатилетний сын Саша с газетой «Известия» в руках и говорит отцу:
— Это не тебя ли, папа, разыскивают?
Посмотрел ветеран на снимок, прочитал текст заметки «Где вы, старший сержант Моисеев?», в которой говорилось: «Где ты, солдат, спасший девочку Валю, добрый русский человек? Откликнись, если тебя пощадила война, и ты остался жив!». Слезы невольно появились на глазах. Сразу же нахлынуло в памяти: весна 1943 года, Смоленщина, фронтовые друзья по артполку, бои за Извеково и крохотный ребенок — один в пустом доме...

… А появилась эта заметка и фото в «Известиях» так: перебирая дорогие своему сердцу реликвии войны, фотокорреспондент В. Кинеловский остановился на снимке сержанта и девочки. Захотелось ему узнать, где теперь тот солдат, спасший малышку. Так появилась первая заметка. Через два месяца в «Известиях» появилась вторая корреспонденция — «Это было под Вязьмой», в которой сообщалось, что Валентин Александрович Моисеев жив, здоров, работает в городе Калуге. А вот судьба Вали оставалась неизвестной.

Редакции газеты «Известия» и журнала «Советский Союз» обрати­лись за помощью в Министерство Внутренних Дел РСФСР. В поиск включились работники паспортного отдела во главе с майором Ва­лентиной Федоровной Юдаевой. Подключились и криминалисты.
Поиск длился пять лет. Ведь эвакуировано было с Западного фронта более 1800 девочек по имени Валя, потерявших родителей. Наиболее сходные по возрасту, по времени и по обстоятельствам эвакуации были сфотографированы. Когда в Москве В. А. Моисееву показали фотографии двух девочек-девушек, он сразу узнал Валю. Так нашли и ее.

Что же с ней было после эвакуации? После передачи ее в эвакопункт она была переправлена на Урал, в Пермскую область, где воспитывалась сначала в Оханском, а затем в других детских домах, там ей дали фамилию Жукова и отчество Георгиевна в честь маршала Советского Союза Г. К. Жукова.
Когда подросла — окончила школу, затем Кунгурское художественное камнерезное училище, работала мастером на известном Пермском заводе «Русские самоцветы», а в 1965 году переехала в Донецк, где до сих пор работает в одной из организаций города. В августе 1966 года в Калуге состоялась первая послевоенная встреча В. А. Моисеева и спасенной им названной дочерью В. Г. Жуковой. Да, да, при встречах и телефонных разговорах Валентин Александрович всем так и говорил: «Дочка приехала». Она провела тогда в семье Моисеевых несколько дней. Затем были и еще встречи.
Собирались они побывать и на Смоленщине, но обстоятельства не позволили.

Сейчас у Вали двое детей. Ей очень хочется узнать, не остался ли кто-то из ее родных, родственников в живых. Может по чертам ее лица кто-то узнает себя. Надо ей помочь в этом.

А теперь о втором поиске автора этих строк, о том, как удалось выяснить все, о чем написано выше.
Когда я увидел в «Рабочем пути» фотографию солдата с котел­ком и маленькую девочку на коленях, то стал напрягать память и, в конце концов, вспомнил, что такую фотографию я видел в одной из военно-исторических книг, нашел ее, а затем в своем архиве нашел и вырезку из «Известий», о которой говорится выше. Ниточка потянулась дальше, но не так быстро, как говорится в этом сказе. Так я оказался в Калуге. Разыскал, не без труда, адрес нужных мне Моисеевых. Встретился с Марией Ивановной — женой Валентина Александровича. Она мне рассказала, показала необходимые документы и материалы, на основе чего написан этот очерк. К сожалению, встретиться с В. А. Моисеевым не пришлось — он скончался в 1978 году.

Такова краткая история снимка сорокалетней давности, история двух людей.

Автор: А. Виноградов (подполковник в отставке)
130
Нет комментариев. Ваш будет первым!