В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Находка на высоте

Мы выехали в Малое Замошье по просьбе моего знакомого из Всеволожска. Ему были нужны запасные части к автомобилям. Они из этих кусков, порой перебитых пулями и осколками снарядов, у себя на заводе делали машины. Это были полуторки, ЗИСы. Однажды на них приезжали к нам в Новгород на парад Победы. Я же в машинах ничего не понимал. Но в лесу видел их целыми кладбищами. Особенно много стояло по сторонам лесных дорог и просек.

Когда в 1942 году в марте месяце началась оттепель, во время окружения машины были брошены. В большинстве случаев они были  взорваны или сожжены. После войны под Глухую Кересть и Малое Замошье направлялись бригады с колхозов и Новгородских автопредприятий. Их направляли за запчастями. Скоро машины заросли кустарником и деревьями и медленно гнили. Они долгие годы стояли безмолвными памятниками. Потом пошла волна реставрации военной техники. Люди на себе выносили узлы машин к хорошим проезжим дорогам и везли в Ригу, Ленинград, Воронеж, Москву и другие города нашей огромной страны. Ребята из Всеволожска с семидесятых годов занимаются реставрацией техники, и сейчас мы ползем на тягаче по разъезженной лесной дороге.

Выехали на Южную. Стоянку сделали у реки Глушица. Тут на болоте много запчастей от «Сталинца», ЗИСа и полуторок. Разбив лагерь на краю дороги у большой воронки, принялись за работу. Тягачом вытаскивали части машин и складировали в одно место. Потом тяжелые предметы затягивали на «пену» и связывали проволокой, фрагменты, которые можно было поднять, укладывали  внутрь тягача. Все это вывозили на поле к деревне. Там разгружали и обратно четыре километра по сплошной грязи.

Через два дня приехала группа из Всеволожска. Они поставили палатки рядом с нами. По утрам, когда все еще спали, я собирал на болоте клюкву. Ее в этом году много, и за часа два я собирал по полтора — два ведра. Потом завтракали и ехали к очередному остову машины. Выпиливали мелколесье, подцепляли за раму и волокли к дороге. На одной из малочисленных высот стоял Т-34. Вернее то, что от него осталось. После войны бензорезом был вырезан и увезен верх, низ остался. Мы решили посмотреть, можно ли его вытащить в деревню. Выпилив мешавшие деревья, подъехали к танку. Подцепив трос, начали пытаться сдернуть танк с места. Сразу не получилось. Но после нескольких усилий днище танка оторвалось от земли и поползло за тягачом к просеке. Хотя до нее и было метров сто,  тем не  менее это заняло около часа. Пока тягач дергал танк, я с металлоискателем пошел прогуляться по лесу.

Далеко не отходил, вдруг понадобится моя помощь. Перед просекой две большие, но не глубокие землянки. Я спустился в одну из них и сразу металлоискатель показал наличие металла. На табло была цифра 44. Это говорит о наличии крупного железа или латуни. Тут подошел Степанов Сергей. Я попросил его копнуть шурф. Когда он крюком растащил бревна и ветки, прокопал лопатой сантиметров тридцать, увидели немецкий патронный ящик. Внутри он был обит цинковым железом. «Патроны», — подумал я. Как раз латунь показывает. Сергей крюком оторвал доску. Потом подцепил цинковое железо, дернул.

ящик с документами

 

От того, что я увидел, меня переклинило. Сначала начал заикаться. «Стоять, не трогать, — завопил я, — бумаги». Сергей от этого даже опешил. Состояние мое было не описать. Толпа собралась на бруствере землянки и наблюдала за нами. Мы обкопали ящик и осторожно вытащили наверх. Стерев остатки грязи, открыли крышку. В нем лежали аккуратно уложенные бумаги. Я ликовал. Ведь вчера вечером у костра я сказал, что хочу найти сейф, и вот он — моя мечта.

Достав с ГТТ кусок пленки, завернули ящик.

Танк отцепили. Теперь он на просеке. Зимой двумя тягачами мы попытаемся его вытащить. А сейчас оставив находку, решили съездить к могиле Всеволода Багрицкого, там есть обломки ИЛ-2, их тоже надо забрать. Мы тронулись в путь, а у ямы остался Сергей Люцай. Он решил выкопать эту землянку, вдруг еще что-нибудь есть. Через час мы вернулись. Землянка была выкопана, но больше в ней ничего не было.

В Малом Замошье вытащили ящик с ГТТ и принялись разбирать бумаги. В нем оказались личные дела, книги приказов, карандаши, с тысячу красноармейских книжек, бланки извещений о смерти и заполненные корешки о смерти. Они были уложены в пачки и перевязаны веревками и телефонным кабелем. По документам было понятно, что эти бумаги принадлежат штабу 267 стрелковой дивизии, 848 стрелковому полку.

Уже в нашей мастерской мы расслоили и высушили все документы, часть прочитали. Небольшую часть я передал эксперту Республики Коми Солодянкину Сергею. Через год он привез книгу «Пропавшие без вести». В ней были помещены корешки о смерти, а рядом уже прочитанный текст. Эта книга тронула меня до слез. За всю поисковую работу я не видел ничего подобного. В дальнейшем Сергей прочитал и личные дела, привез нам три красочные книги: «Биографии», «Пропавшие без вести», «Боевые будни». По оставшимся документам готовится сегодня новая книга.


Александр Орлов

220
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+