Тяжелая находка

За годы жизни приходилось видеть и слышать многое. О войне, о поисковых находках. Многое стерлось из памяти в виду ненужности, но многое останется навсегда. Вот и эта находка в лесу, недалеко от реки Кересть, врезалась в память, как кость в горло.

поисковый отряд
 

2005 год был для нас особенным. 60-летие Победы. Должен приехать Министр обороны Иванов. Мне штабом экспедиции поручено определить место, где можно будет показать большому начальнику всю тяжесть боев в районе действий Второй Ударной армии. Я выбрал Малое Замошье. В этих лесах осталось много машин, кухонь, телег, брошенных в сорок втором году. Они, как памятники, стоят вдоль лесных дорог. На карте я отчертил район для показа. Высчитал километраж и время. Получалось с учетом непредвиденных ситуаций, поломок ГТТ, на всё министр потратит часа два.

За две недели до нашего выезда на место, в Новгород приехал заместитель министра, он хотел лично посмотреть предложенный нами маршрут. На машине выехали в Малое Замошье. Там нас уже ждал тягач. По лицу этого полковника было видно, что ему это не интересно. Я всю дорогу рассказывал о войне, о поиске. На маршруте останавливал тягач, показывал места, где надо сделать остановку, что при этом буду показывать. Мы проехали по просекам, накатанным ранее тяжелой техникой, и по кругу вернулись в Замошье. Времени ушло сорок минут. Когда полковник вышел из ГТТ, глаза его горели азартом. Я ждал, что он скажет. «Да, — произнес он, сидя в кабинете, я думал, что там делать, все это полная чушь, нечего там смотреть. Но сейчас, когда сам проехал, понял, надо. И не два часа, а почти все свободное время он должен провести там». Я не сомневался, что то, что он увидит, произведет на кабинетного начальника сильное впечатление.

министр Иванов и поисковики

 

Через пару дней, мы с другом Степановым Сергеем выехали в лес. На ГТТ проехав три километра на северо-запад от деревни, высадились на перекрестке просек. Здесь осенью у нас была найдена братская могила. Рядом стояла «Эмка». На этом месте предполагалось сделать первую остановку. Мы поставили две палатки. Соорудили стол, на который впоследствии выложили различные военные экспонаты, найденные тут же. У корневища поваленной ели поставили привезенные из своего музея стенды с личными вещами погибших и информацией о поисковой работе. Пройдя по дороге, подтянули поближе фрагменты машин, чтобы было видно из проезжающего тягача. Получилось впечатляюще. Нам даже удалось найти несколько убитых, останки которых мы выкопали и разложили на пленку на местах раскопа.

Через три дня выпал снег. Мы проснулись утром и увидели, что на недавно оттаявшей земле, опять все белым бело. Все железо покрыто снегом и его не видно даже вблизи. Что увидит Министр. Сплошной снег. Я был расстроен. То, что я представлял себе, все пошло насмарку. Остались сутки. Но на следующий день выглянуло солнце, и опять в лесу господствовала весна. Рев тягачей все ближе и ближе. Мое волнение нарастает. Лишь бы получилось так, как хочу я.

Вот показались три ГТТ. В них народу битком. Много журналистов, охраны. Журналисты на втором тягаче — среди них вижу знакомые лица. Вот и мой дядя Александр Иванович. Саня Бирюков из «Славии» и многие другие, как новгородцы, так и москвичи. Министр на первой машине. Он стоит на сиденье в ГТТ по грудь, высунувшись из люка. По бокам охрана.

Тягачи повернули и остановились напротив нашего лесного музея. Мы сразу между тягачами положили приготовленные бревна, чтобы легче было вылезать из машин, не ступая по колено в грязь. Когда все вылезли, я подошел к министру обороны. Поздоровался. Рядом с ним стоял наш руководитель Сергей Флюгов, он представил меня Иванову. Я сразу начал рассказы о войне, о тех событиях, которые происходили здесь в сорок втором году.

Сергей Степанов, моя жена Света и дети уже были на братской могиле. Они приступили к эксгумации. Проведя гостей мимо
выкопанного бойца у дороги и «Эмки», подошли к раскопу. Внизу на глубине, лежали четверо  похороненных. Среди них увидели женщину в сапогах. Останки были очищены от глины и грязи и были хорошо видны. Министр снял шапку. Молча, постояли и пошли к машинам. Я не знал, что делать дальше.

 

Но Флюгов сказал, чтобы я ехал с министром. Сев на крышу ГТТ, достал «беломорину», но охрана запретила курить, показав на впереди идущий тягач с журналистами. Это уже реклама.

 

По дороге мы разговаривали о войне, о поиске, о ветеранах войны. Иногда я тормозил тягач и, не сходя с машины, рассказывал министру, что здесь было в те военные годы. Затем мы остановились на другой высоте. Здесь стояли поисковики из «Сокола». Пообщавшись с ними и сфотографировавшись на память, поехали в Замошье. Иванов остался доволен поездкой.

В деревне мы попрощались. Я пожелал ему защищать нашу Родину, он, пожав мне руку, пожелал удачи в лесу.

В город на торжества я не собирался ехать, мне эти обещания и торжественные речи ни к чему. Я вернулся в лес. Собрали вещи, и подошедший тягач увез нас к реке Кересть.

Лагерь разбили у дороги на бывшей узкоколейке Второй

Ударной армии, на канаве. Через несколько дней приехали остальные поисковики. В основном это студенты педагогического колледжа. Убитых начали находить сразу. Первую яму нашел Степанов Сергей. Я же дня два плохо себя чувствовал, наверное, сказывалось волнение приезда большого начальника. Но вот я опять в строю. Утром ушел на поиск к реке. Где-то здесь Сергей нашел братские могилы. Перешел ручей и пошел вдоль берега на север. Высокие места по берегу реки через сто метров кончались болотинами, уходящими в лес. В одной из такой болотины, случайно, зайдя в воду в заколенниках, нашел могилу. Я просто в воду воткнул глубинный щуп и сразу на небольшой глубине под глиной раздался стук костей. Отойдя в сторону, еще раз воткнул щуп, и здесь звук повторился. Мне показалось, что эта большая могила.

Когда через час я привел сюда отряд, то сказал им: «Определите, где сейчас будете копать». Они сразу показали на блиндаж на краю этой огромной лужи. Я показал им на воду и сказал: «Качать здесь». Они смотрели на меня, думая, что я шучу. Но я и не пытался шутить. Сказал только: «Вперед». Зайдя на середину лужи, воткнул щуп. «А как мы выкачаем?» — не решаясь войти в воду, спросили студенты. «Берите грунт с сухого места и забивайте им вот здесь». Я обошел круг, обозначив тем самым границу раскопа. Света организовала работу, и вскоре посередине болотца была выкопана яма. Здесь сразу три могилы по нескольку человек в каждой. Выкачали воду и выкопали все полностью. Потом Сергей показал свои ямы у ручья, там выкопали двадцать пять бойцов и нашли два медальона.

Так день за днем мы продвигались вдоль реки, находили и выкапывали погибших и захороненных в те суровые годы бойцов. Как говорят, могилы копать грех, но эти могилы особенные. Из окружения не вынесли документы о потерях и захоронениях, и эти похороненные считаются пропавшими без вести.  Найдя медальон, мы вырываем из небытия еще одно честное имя защитника Родины.

Когда неровности земли начала скрывать растущая трава и подснежники, мы поиск перенесли в леса восточнее реки. У самого лагеря вдоль дороги я нашел несколько могил. Студенты начали их копать, мы, взрослые, продолжали поиск рядом, прощупывая все воронки и неровности земли глубинными щупами. Сделав круг вокруг копающих, я подходил к ним и, отдыхая, наблюдал за эксгумацией. Когда я подошел в следующий раз, жена Света копала могилу, от удара лопаты о корни росшая на могиле елочка качалась, как маятник. Это меня заинтересовало. Я начал помогать Светлане и вскоре увидел зеленые доски снарядного ящика. Интерес возрос, что это может быть. Очистив ящик от земли, снял полуистлевшие доски. В ящике ничего нет. Только на дне черная трава. Сунув руку, пошарил внутри. Какая-то тонкая черная палочка. И… Сердце мое сжалось, по телу прошла дрожь.

Я вынул руку из ящика и на ладони все увидели детский ботинок. Какое-то время собравшиеся вокруг раскопа ребята с оцепенением смотрели на этот ботинок. Я положил его на место, откуда вынул. И посмотрев на слезящиеся глаза Светы, сказал: «Закапывай». Все дружно принялись зарывать эту тяжелую для всех находку. Лопатами и руками, молча, закопали ящик, сделали холм, посадили ту же елочку. Из тонкомера сделали крест и забор. Затем девчонки собрали букет цветов и положили на холмик.

На этом месте мы провели митинг, на нем приняли в свои ряды начинающих поисковиков. Дети читали стихи и пели военные песни.


Александр Орлов

 



119
Нет комментариев. Ваш будет первым!