В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Прошел через пекло войны

До сих пор на просьбы поделиться воспоминаниями о войне Алексей Ананьевич Цирюльник отвечал категорическим отказом. Слишком тяжелыми были эти воспоминания, хотя прошло много лет.
Рассказывая о войне, ветеран со слезами на глазах вспоминал своих погибших боевых товарищей. До сих пор не перестает удивляться, как ему удалось выжить в те страшные дни…

 

В армию меня призвали 12 февраля 1943 года. Мне тогда не исполнилось 18 лет. Привезли нас в Бийск и шесть месяцев обучали военному делу. В августе отправили на фронт. Сначала мы прибыли в Харьков, он уже был освобожден от фашистов. Из Харькова маршем пошли в Киев. Вся Сибирская дивизия состояла сплошь из молодежи. 
Первое боевое крещение принял под Киевом. Нашу дивизию бомбили с воздуха. Много тогда погибло ребят. Были в обороне, а 24 декабря 1943 года пошли в наступление. 
Ранило меня первый раз 1 января 1944 года, пролежал в госпитале два месяца. После госпиталя – опять в часть. 
Опять бои. В ходе боев погибало очень много бойцов: из 100 человек оставалось по 5-10. Каждую неделю приходило пополнение из молодых. Помню на Украине город Ковель. Мы стояли в обороне четыре месяца. В это время немцам дали пополнение, мы отступили от речки, а к вечеру подошли наши «Катюши», и мы пошли в наступление. Были очень тяжелые бои.
Вспоминаю 18 июля 1944 года. Принесли завтрак и боевые 100 грамм, сказали, что в 6 утра пойдем в наступление. Я был пулеметчиком. Ворвались мы в немецкие окопы, завязали рукопашный бой. Казалось, что мы уже побеждаем, я стал выбираться из окопа, и тут неподалеку разорвалась мина. Меня как будто палкой по голове ударили. Очнулся я, слышу, бой идет впереди, снаряды рвутся, мины. Залез я на бугорок, чтобы осмотреться после контузии, и меня ранило во второй раз. Подобрали меня наши санитары и на повозке отправили в тыл, в полевой госпиталь. Народу там раненого было видимо-невидимо, лежали даже на полу, ждали свою очередь на операцию. К обеду сделали операцию и мне, повытаскивали осколки из обеих ног. Спустя три дня, меня отправили в госпиталь города Корстень.
Отлежал там четыре месяца, и отправили меня в запасной полк в Польшу. Однажды построили и спрашивают: «Кто из Сибири?». Вышло 30 человек, я среди них. Погрузили нас ночью и увезли. Мы и не знали куда. Привезли на место, накормили, спать уложили, а утром построили и сказали, что попали мы в разведку. 
Наша часть стояла под Варшавой. Теперь мы воевали в тылу у немцев, часто ребята «языка» приводили. Вот дали нам однажды задание захватить мост на германской территории. На рассвете началась операция, мост пришлось взорвать, но мы в результате остались оторванными от наших. Тут немцы пошли в атаку, завязался рукопашный бой, силы были неравными: нас 30, а немцев армада. Вовремя подошли наши танки и стали бить прямой наводкой. Мы вызвали огонь на себя. Тогда в живых нас осталось 10 человек.
Победу встретил за Берлином в городе Потсдаме. Сколько было радости! Все обнимались, целовались, танцевали. После войны еще три месяца я оставался в Германии. Затем нас отправили своим ходом в Россию, сначала в Киев. Там нас загрузили в эшелоны, которые направлялись на восток. Доехали мы до Львова и там нас оставили служить дальше родному государству: вылавливать банды. Много моих товарищей тогда полегло.

 

Вспоминая события давно минувших дней, до сих пор не устаю удивляться: «Как же мне удалось выжить в этой мясорубке?!» Сколько видел я смертей, сам несколько раз был на волоске от смерти, а ведь цел остался. Вот тебе и судьба.


Записала Л.Белоглазова, социальный работник. Баевский район

 

198
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+