Первый

Дорога петляет по полям и небольшим деревенькам, унося меня вперёд вместе с автобусом на Зубцовскую землю. Ещё пока что раннее утро, и заспанные пассажиры дремлют под мотивы очередной песни из хриплых динамиков. За окном грозные серые тучи мятежно плывут по небосклону, пряча солнце от глаз и окутывая все пространство в преддождевые сумерки. На душе неспокойно.

В этом году мне посчастливилось поработать на майские праздники вместе с товарищем и с поисковиками из «Брони”. Разношёрстный коллектив был представлен хорошими ребятами и специалистами с большой буквы из разных уголков нашей большой Родины, приехавших иногда реально за тридевять земель в эти тревожные места, где до сих пор вахты поднимают сотнями бойцов за выезд.
И вот в очередной яме после дня поиска один за одним начинают выходить к нам солдаты. Слой за слоем, счищаемый руками и сапёрными лопатами, начинают вырисовываться очертания воронки, куда зимой 1942 года они были сброшены практически во всё своём ратном снаряжении. Их товарищи ушли дальше на запад, а они остались лежать тут, наверное, ощущая и зная, что вокруг них идёт жизнь своим чередом.
Машины дачников то и дело останавливались поглазеть на это зрелище, словно никогда толком не знали на какой страшной всё-таки земле они живут. А скорбный труд продолжался.
Сменяя друг друга в этой воронке, азарт сменялся то скорбью, то каким-то внутренним ощущением вечной усталости и какого-то гнетущего ожидания. Руки перебирают землю, глаза внимательно осматривают каждый новый открывшийся пласт земли, а в голове ничего. Сердце замирает, когда глаза выцепляют из общей картины чёрное донце медальона, а голос пропадает от неожиданности…

Нам повезло. Первый мой медальон, практически за 9 лет поиска, был цел и читаем, и когда Алексей смог его развернуть и увидеть, что он заполнен, у меня целая гора упала с плеч, но на душу свалился в тот момент ещё один камень: „А вдруг родственников не осталось, и никого мы не сможем найти?”. Я искренне боялся, что боец останется без кровной родни, или его потомкам будет всё равно. Сколько раз случалась подобная история…
Но нам повезло и в это раз — благодаря стараниям Александры Агафоновой и помощникам в Сараевском районе Рязанской области удалось найти родню! И вот теперь мне предстояло передать медальон и достойно проводить Скуратова Григория Петровича в свой последний путь. Всё еще не верилось, да и внутренне подобрать важные слова даже для самого себя не получалось. Что уж тут говорить о своих ощущениях, пока я ехал до Зубцовского автовокзала?

Наверно нельзя к этому привыкнуть и спокойно реагировать, я это уже понял на самом мемориале. Внутренний ажиотаж приутих, и на его место пришла спокойная правильность происходящего — вот вереница гробов с солдатами выстроилась в своём последнем построении, подготовленный нами, живыми. Вот тёплая встреча с походными товарищами, а вот и с родными бойца. А вот уже и сам я сам с рамкой и фотографиями с места раскопок в руках жду момента передачи его трём замечательным родственницам Григория Петровича, что приехали почтить память своего героического предка… 

Ведь всё-таки верно говорят, не мы их ищем, а они находят нас.
 

 мемориал в Веригино
 
Сергей Исаев
152
Нет комментариев. Ваш будет первым!