Ручкин Валентин Александрович, командир-краснофлотец

разведчик РучкинВ этом 2016 году исполняется 100 лет со дня рождения моего родного дяди Ручкина Валентина Александровича- краснофлотца, командира отдельного пулеметного батальона 55 отдельной стрелковой бригады на Ленинградском фронте.

Он родился в деревне Власово Некоузского района Ярославской области в семье Александра и Александры Ручкиных.
Деревня Власово находилась на берегу реки Сить, на которой в тринадцатом веке проходила известная историкам очень жестокая и кровопролитная Ситская битва.
Еще в раннем детстве Валентин на этой легендарной реке научился отлично плавать. В период его детства она была широкой, полноводной, с очень быстрым течением.
В деревне Власово не было школы. И Валентин вместе со своей родной сестрой Анастасией ходил учиться в Красное село. Идти в школу надо было через лес и в любую погоду: в метель, в мороз и дождь...
Поэтому он вырос физически очень крепким и закаленным, умел очень быстро бегать, хорошо плавать, ходить на лыжах...
Отец Валентина Александр Ручкин работал старшим приказчиком в магазине Лапшина на Разъезжей улице в Петербурге. Но в отпуск он приезжал к своей семье в деревню Власово. Он был очень хорошим опытным охотником и очень метким стрелком.
Ходил на охоту на медведей, лис, зайцев, волков, которых в то время было очень много в Ярославских лесах. Отец научил метко стрелять и своих детей Валентина и Анастасию. Затем, когда Валентин и Анастасия подросли, они пошли заниматься в патриотические кружки, так как знали, что будет война. И готовились защищать свою Родину. Они научились настолько метко стрелять, что им были присвоены звания Ворошиловских стрелков.
Валентин прекрасно владел также приемами рукопашного боя. Все это помогло ему сражаться, побеждать и выживать во время войны.
Был он очень смелым и отчаянным и очень хотел быть кадровым, штатным военным. И когда отслужил армию, остался на сверхсрочной службе. Он хотел жениться на любимой девушке, но не смог, так как началась сначала Финская, а затем Великая Отечественная война. Война круто изменила всю его жизнь. Он не успел создать собственную семью, испытать простое человеческое счастье и жизнь его оказалась очень коротка.
Он без перерыва на отпуск для свадьбы оказался сразу в самом «пекле» боевых действий на смертельно опасном и страшном участке Ленинградского фронта в настоящем Аду: на Невском пятачке. Здесь он был тяжело ранен, но сумел переплыть Неву. И его отвезли на лечение в госпиталь в блокадный Ленинград. Здесь за ним ухаживала его родная и любимая сестра — моя мама Анастасия Ручкина. Она имела медицинское образование и выходила его после тяжелого ранения. Но Валентин очень спешил назад и, не долечившись, пошел опять воевать, так как был настоящим патриотом своей Родины. Он был разведчиком, и командиром отдельного пулеметного батальона 55 отдельной стрелковой бригады. Воевал и на берегах Невы, и на Ладожском озере, на дороге Жизни во Всеволожском районе Ленинградской области.
И хотя был командиром, ходил неоднократно сам с разведкой в тыл врага.

невский пятачок

Невский Пятачок, на котором воевал Валентин, это условное обозначение плацдарма на левом (восточном) берегу Невы во Всеволожском районе напротив Невской Дубровки. Этот участок удерживался советскими войсками Ленинградского фронта в периоды с 19 сентября 1941 года по 17 февраля 1943 года в ходе героической битвы за Ленинград.
С этого боевого плацдарма советские войска неоднократно пытались начать наступление на Мгу и Синявино навстречу войскам, наносившим удар с востока и таким образом прорвать блокаду Ленинграда. Но все попытки расширить плацдарм и развить наступление заканчивались неудачно, Невский «пятачок» стал одним из символов трагического мужества, большого героизма и самопожертвования советских воинов. И среди этих воинов был и мой родной дядя Валентин Ручкин.
Над рекой непосредственно перед Пятачком господствовала мрачная и очень страшная громада 8-й ГРЭС. Немцы превратили ее в крепость. Она давала врагу не только отличные возможности для наблюдения, но и превосходные условия для оборудования огневых позиций с надёжными убежищами в подземных этажах.

Здание 8-й ГРЭС находилось на правом берегу Невы напротив существующей в настоящее время платформы Теплобетонная. Она располагалась непосредственно напротив Невского «пятачка». Здесь на правом берегу была труднопроходимая местность с многочисленными карьерами, покрытая кустарником и лесом. А на левом берегу на Невском Пятачке была открытая, ровная и без единого дерева, куста и даже травинки поверхность. Вся растительность была уничтожена и сожжена летящими на Пятачок бомбами, минами, снарядами и огнем.

Особенности местности в районе плацдарма самым непосредственным образом повлияли на ход боевых действий, привели к многочисленным жертвам и к очень большим трудностям для боевых действий советскими воинами, направленных для прорыва блокады Ленинграда.
Поэтому очень долго не могли прорвать и снять полностью блокаду, и здесь погибло очень много наших бойцов. Точное их число установить сейчас уже не возможно! По имеющимся в разных источниках данным на каждом квадратном метре Невского Пятачка и его окрестностей осталось лежать до 14 воинов.
Наши воины отчаянно и мужественно здесь воевали и предпринимали до 50-70 атак в день. Поэтому у немцев тоже были не малые потери.
Вся земля была здесь буквально перепахана.
География этого района значительно изменилась. Война стерла с лица земли поселки Выборгская Дубровка, Московская Дубровка, Арбузово, Анненское, 1-й и 2-й Городки. Здание 8-й ГРЭС было также в ходе боев сильно разрушено, но после войны восстановлено и сейчас находится на том же самом месте.
Плацдарм «Невский Пятачок» с небольшим перерывом просуществовал 12 месяцев, до 17 февраля 1943 года. За это время девять стрелковых дивизий, четыре отдельные бригады и более 140 других подразделений неоднократно пытались с «пятачка» прорвать блокаду..


плацдарм

По признанию участников боев, которым чудом удалось здесь выжить, «более трагичного, страшного и героического, чем этот «пятачок», чем это сражение они уже потом нигде не видели». По официальным данным, защитники плацдарма ежедневно отражали по 12 — 16 атак противника. За сутки на них обрушивалось около 50 тысяч мин, снарядов и авиабомб.Поэтому и существует поговорка: «Кто на Невском Пятачке не бывал, тот войны не видал!».

В первые послевоенные годы на «Пятачке» вообще ничего не росло. Земля, перенасыщенная фосфором, который содержится в костях, издавала ночью слабое фиолетовое сияние…». Вода после боев, как рассказывают местные жители, была красная от крови и очень долго-вплоть до семидесятых годов не была пригодна для питья.

В 60-е годы прошлого столетия газета «Правда» опубликовала официальные данные об общих потерях наших войск на «Невском пятачке» – 200 тысяч человек.

Погиб здесь и мой дядя 3 января 1943 года, то есть за девять дней до начала операции «Искра». Эта операция проводилась под руководством главнокомандующего Ленинградского фронта Жукова. Она должна была начаться по плану 5 января 1943 года. Но не хватало точных данных о боевых силах противника и поэтому сначала послали самых опытных разведчиков для уточнения расположения вражеских сил, которые должны были проникнуть на другой берег к врагу. И среди них был мой дядя Валентин Ручкин.

Задача эта была очень не простая, так как там у немцев была на том берегу, как я уже писала, ГРЭС — крепость и хорошо укрепленные берега Невы. На берега Невы на своем участке немцы положили плиты и покрыли их специальными очень скользкими растворами для того, чтобы
никто не смог подняться с Невы на их берег. Нева и Невский Пятачок ими легко просматривались. Поэтому в светлое время суток переправляться на другой берег Невы было совершенно невозможно.
До намеченной цели на этот раз Валентину, хотя он и был очень опытным разведчиком, дойти не удалось .
Он был убит. Жизнь его оборвалась слишком рано в 26 лет.
Для получения необходимых данных для успешного начала операции «Искра» понадобилось посылать новых разведчиков и она началась поэтому только 12 января 1943 года.
Валентин был похоронен боевыми товарищами в районе дороги Ваганово — Ганнибаловка во Всеволожском районе Ленинградской области на кладбище 55 стрелковой бригады в квадрате 5690. О дате гибели и районе захоронения Валентина я узнала только в 2006 году из именного списка рапорта начальника штаба о потерях командного состава Ленинградского фронта, когда многие документы наконец рассекретили.

выписка из архива

8 мая 2015 года я была приглашена на станцию Теплобетонная во Всеволожском районе, как родственница воинов, которые защищали Ленинградскую Землю. Она находится меду станциями Невская Дубровка и территорией Невского Пятачка.
И я своими глазами увидела эту местность и узнала в мельчайших подробностях о том, в каких страшных условиях здесь воевал мой дядя и другие воины.
Я представляла совершенно по другому эту местность. Я думала, что на берегу нашем тоже был лес, в котором можно было укрыться.А, оказалось, что была здесь голая поверхность и укрыться от летящих пуль, снарядов… можно было только за многочисленными трупами, большинство из которых не успевали захоронить. Теперь здесь опять растут деревья и трава. На открытой поляне на станции Теплобетонная я увидела огромный крест и памятник в честь памяти о погибших здесь воинах.
Присутствующие на торжественной церемонии военные пересняли для меня тот участок на своей карте, на котором были указаны места расположения 55 отдельной стрелковой бригады.
В день моего приезда здесь проходила процедура торжественного захоронения со всеми почестями и отпеванием только-что поднятых поисковиками очередных, но не последних 1500 воинов.
Мне предоставили слово.
Я рассказала о Валентине и маме Анастасии Ручкиной, которая тоже после гибели любимого брата пошла добровольно воевать и тоже оказалась на смертельно опасном участке Ленинградского фронта- Ораниенбаумском плацдарме. Она была санинструктором на военном корабле и в разведке. Я прочитала здесь свои стихи:
«Была война, была зима», посвященные Валентину,
«Шла суровая война и проходила молодость твоя», посвященные маме,
«Долг памяти должны мы им отдать!», посвященные всем погибшим воинам.
Эти стихи опубликованы весной 2016 года в конкурсных альманахах номинантов литературной премии Российским Союзом писателей России «Поэт-2015 года» и имеются на моей авторской странице в интернете.
Местные жители назвали Валентина Человеком-Легендой, так как он очень долго — практически весь срок существования Невского Пятачка здесь воевал в отличие от большинства погибающих почти сразу других бойцов и сумел раненый под сильным обстрелом переплыть Неву.
Местные жители сказали мне, что они даже сейчас в мирное время не решаются переплывать здесь Неву из-за сильного течения, водоворотов и холодной в ней воды.

памятник павшим

До квадрата 5690, где был похоронен Валентин, поисковики пока еще не добрались и кладбище бригады до сих пор не найдено, так как очень долго в эти места было запрещено и очень опасно было ходить. Земля была повсюду начинена многочисленными минами и бомбами. А теперь все кругом уже заросло и очень трудно стало искать.
Но поисковики непрерывно работают. У них слишком много еще здесь работы! Все время они поднимают и хоронят в братских могилах все новые и новые останки погибших бойцов. И работы здесь еще непочатый край.
И я не хочу терять надежды на то, что все-таки когда-нибудь наконец найдут и кладбище 55 бригады, чтобы я могла придти и поклониться, отдав долг своей благодарной памяти Валентину и другим воинам.
Светлая память и благодарность моему родному дяде — Валентину Александровичу Ручкину и всем погибшим здесь воинам!


Людмила Ручкина

173
Нет комментариев. Ваш будет первым!