В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Будни Великой Отечественной: расстрел перед строем, зарплата и вши

Главный эксперт-криминалист МВД по Коми Сергей Солодянкин в свободное от работы время расшифровывает уникальные документы Великой Отечественной войны, найденные на Новгородчине. Подробности сообщает пресс-служба регионального министерства внутренних дел .

Сергей Солодянкин

Осенью 2016 года в Старорусском районе Новгородской области поисковики местного отряда «Память» обнаружили в воронке два металлических и два деревянных ящика. Внутри оказались пачки бумаги. Находку перевезли в Великий Новгород, а с просьбой расшифровать и прочитать документы руководители отряда обратились в экспертно-криминалистический центр МВД по Республике Коми.
 

Не в службу, а в дружбу
Специалистов Центра с поисковиками Новгородской области связывает давняя дружба: эксперты ежегодно выезжают на Вахты памяти, а ранее был и совместный опыт по прочтению документов Второй ударной армии. Найденные минувшей осенью документы находились в плачевном состоянии, поэтому в России никто не взялся за их прочтение.

эксперт Солодянкин

В ноябре 2016 начальник ЭКЦ по Коми Сергей Солодянкин выехал в Новгородскую область. Документы осмотрели, переупаковали и, что интересно, обнаружили в кипе бумаг завернутое в газеты Красное знамя. Эту реликвию направили на реставрацию в Санкт-Петербург специалистам музея Петропавловской крепости, бумаги — в Коми.

 

Реставратором не быть.

Перед началом работы эксперты обратились к специалистам Национального музея республики с просьбой оказать методическую и практическую помощь. Реставраторы отнеслись с пониманием и научили полицейских навыкам работы с бумагой. Они и сами бы взялись за дело, но им понадобится много времени.

реставратор

— У нас немного другие цели. Наша задача – прочитать, что написано в документах, а у реставраторов – сохранить их. Поэтому мы быстрее и работаем. 70-80% документов мы сохранили, по ним можно работать и проводить исследования, — пояснил С.Солодянкин, аккуратно разъединяя слипшиеся листы бумаги. – Реставратором мне не быть – нудная работа, требует усидчивости.
 

 

Вода, мороз и вакуум
Процесс восстановления начинается с замачивания: бумаги помещаются в лоток с дистиллированной водой, чтобы смыть грязь и глину.


востановленные документы

Далее — просушка. Если требуется длительное хранение, листы замораживают. Так гибнут микробы, и не развиваются гнилостные изменения. По необходимости применяются специальные химические реактивы для укрепления бумаги.

— Главное, не дать ей засохнуть, — объясняет Сергей Солодянкин. — Беда бумаги 30-40-х годов в том, что изготовление бумаги было на клеевой основе. При высыхании она превращается либо в твердую массу, либо в трухлявую. Работать с ней практически невозможно.
 

О кадрах всё
В прочитанных документах отражены два периода: данные московской стрелковой дивизии Третьего московского полка рабочих (декабрь 1941 года) и 664 стрелкового полка 130 дивизии (лето-осень 1942 года). Это списки командного состава, личные карточки бойцов с собственноручно написанными биографиями, приказы о наказаниях и поощрениях, предписания, наградные листы, ежедневные сведения о потерях вооружения и личного состава и другие официальные кадровые бумаги.

реставрация бумаги

На папке московской стрелковой дивизии, в которой находились 11 секретных приказов, стоит сургучовая печать. Ею же было опечатано и завернутое в газеты Красное знамя.

 

 

Наказать и поощрить
В ходе расшифровки документов в руки экспертов попало несколько интересных приказов. В одном из них отражена история о расстреле солдата офицером.

Солдат был разгильдяем. Офицер без суда и следствия начал расстреливать его перед строем, но не добил. Боец был ранен, очнулся. Офицера осудили, назначив пять суток ареста и лишив на этот период 50% заработной платы.

документы войны

 

— В ходе поисковых работ у поднятых солдат мы часто находили деньги в карманах и рюкзаках, гимнастерках, кошелечках. Это говорит о том, что в военное время платили зарплату. Когда было назначено какое-либо наказание, обязательно делали это в том числе деньгами. Например, подбил танк — дали 500 рублей, убил 10 фашистов – дали еще 200 рублей, — рассказывает Сергей Солодянкин.
 

 

На зависть статистике
Документы 664 стрелкового полка представлены списками солдат и офицеров. Причем списки на все случаи жизни, это и личные данные, и подвиги, и данные о наградах, и списки по национальному составу, списки отдельных взводов, убитых, раненых. Указаны ФИО, год рождения, послужной список, где и когда призвался, кто родители, родственники, как попал на фронт и обязательно – партийность. Приказов о наказании практически нет, зато о награждении предостаточно. Также есть списки медсанчасти 664 полка.

солдатские архивы

 

Среди документов встречаются любопытные приказы о наказаниях. Офицер связи на поле боя поранил руку проволокой и обратился в медсанчасть. Ему сделали перевязку и отправили обратно на передовую. Но по пути на поле боя офицер, чтобы не участвовать в бою, из собственного нагана прострелил себе ногу и опять вернулся в медсанчасть. За этот проступок его расстреляли перед строем.
Имеются и противоположные приказы. Так, бывший офицер был осужден, лишен воинского звания и наград, но был направлен в действующую армию. В бою он вел себя достойно и героически, за что командованием ему были возвращены и звания, и награды.
В отдельной папке были обнаружены данные о потерях личного состава и вооружения, боеприпасов. Интересная тема: потеря военно-технического инструмента — кирки, лопаты. Потери на поле боя подсчитаны вплоть до гвоздей.

 

Про хлеб и вши
В поднятых документах содержится несколько актов о медицинской пригодности солдат. Один из интересных — приказ «О вшивости». Это уникальный приказ 664 стрелкового полка. При проверке 801 минометного дивизиона у бойцов обнаружили вшей и грязные руки. По приказу назначены следующие меры: военврача арестовать, командира дивизиона разжаловать, бойцов, у которых нашли вшей, арестовали на 10 суток и и вычли 80% заработной платы. Все материалы впоследствии были переданы для рассмотрения в военную прокуратуру.

кадровые документы

 

Еще один интересный приказ касался участи командира одного из взводов, которого с личным составом отправили в деревню собирать хлеб. Хлеба в деревне не оказалось. После возвращения в часть материалы в отношении офицера передали в военную прокуратуру, как не выполнившего приказ.
— Время было жестокое, особо не церемонились, — комментирует С.Солодянкин.

 

  В рамках святых дел – альбомы и медальоны
Материалы исследования и восстановленные документы станут продолжением проекта «Документы войны» – «Пропавшие без вести». Собранной информации хватит на три полноценных издания и даже более. Одни только биографии выльются в полноценный 200-страничный альбом. Слово «альбом» в данном случае вполне оправдано. По словам Сергея Солодянкина, альбом — потому что нет лирики. Эти документы не надо комментировать, в них все понятно. Основная цель – показать, что в них написано.

пропавшие без вести

Вернуть из небытия имена павших в годы в войны помогают и медальоны. В этой области у начальника ЭКЦ богатая практика. К экспертам из Коми обращаются поисковики со всей России – из Москвы, Калуги, Петрозаводска, но основная масса обращений поступает из Великого Новгорода. За сезон специалисты расшифровывают данные из 10-30 солдатских медальонов. Многие из тех, кому они принадлежали, числились в федеральной базе данных «Мемориал» пропавшими без вести.   

фото: пресс-службы МВД по Коми
280
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+