Отдельные штурмовые стрелковые батальоны Красной Армии

Изучив опыт боев за крупные города и укрепленные районы обороны противника, командование Красной Армии пришло к выводу, что обычные методы наступления, применяемые в полевых условиях, не дают желаемого успеха при штурме городов и укрепрайонов. Мощные инженерно-оборонительные сооружения, разветвлённая сеть минных заграждений и большая плотность огня сводили на нет испытанные методы ведения боевых действий. Для этого Ставкой ВГК было принято решение о создании отдельных штурмовых стрелковых батальонов (ОШСБ), которые отличались от штрафных рот и штрафных батальонов.


штурмовой батальон

1 августа 1943 года, спустя почти год после создания штрафных подразделений, вышел приказ Народного комиссара обороны о создании офицерских штурмовых батальонов.

Приказ народного комиссара обороны №ОРГ/2/1348
командующим войсками Московского, Приволжского и Сталинградского военных округов
о формировании отдельных штурмовых стрелковых батальонов

1 августа 1943 г.
Копии:
народному комиссару внутренних дел,
начальнику Главного политического управления Красной Армии,
начальнику Главного управления кадров Красной Армии,
командующему артиллерией Красной Армии,
начальнику тыла Красной Армии,
начальнику Главного артиллерийского управления Красной Армии,
начальнику финансового управления Красной Армии,
начальнику организационно-учётного управления Красной Армии

В целях предоставления возможности командно-начальствующего составу, находившемуся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавшему участия в партизанских отрядах, с оружием в руках доказать свою преданность Родине приказываю:


1. Сформировать к 25 августа с.г. из контингентов командно-начальствующего состава, содержащегося в специальных лагерях НКВД:
1-й и 2-й отдельные штурмовые стр[елковые] батальоны — в Московском военном округе,
3-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Приволжском военном округе,
4-й отдельный штурмовой стрелковый батальон — в Сталинградском военном округе.
Формирование батальонов произвести по штату № 04/331, численностью 927 человек каждый.
Батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта.
2. Укомплектование формируемых штурмовых батальонов произвести:
а) должностей командиров батальонов, зам. командиров батальонов по политической части, начальников штабов, командиров рот — за счёт лучшего, тщательно отобранного и хорошо подготовленного начальствующего состава, имеющего боевой опыт;
б) рядового, младшего начальствующего и остального начальствующего состава — за счёт среднего и старшего начальствующего состава спецконтингентов, находящихся в Люберецком, Подольском, Рязанском и Угольном спецлагерях НКВД, — для батальонов, формируемых в МВО; Калачёвском и Котлубанском спецлагерях НКВД — для батальона, формируемого в ПриВО; Сталинградском, Белокалитвенском, Георгиевском спецлагерях НКВД — для батальона, формируемого в Сталинградском военном округе.
Недостающий состав для штурмового стрелкового батальона, формируемого в ПриВО, выделить из Ханларского спецлагеря НКВД по заявке штаба округа в оргуправление Генерального штаба КА.
Назначение на должности начальствующего состава как младшего, так и среднего произвести после тщательного отбора командиров из спецконтингентов;
в) повозочных, кузнецов ковочных, портных, сапожников, поваров, шофёров — за счёт спецконтингентов, находящихся в Люберецком, Подольском и Рязанском спецлагерях НКВД, — для батальонов, формируемых в МВО; Калачёвском и Котлубанском спецлагерях НКВД — для батальона, формируемого в ПриВО, и Сталинградском, Белокалитвенском, Георгиевском спецлагерях НКВД — для батальона, формируемого в Сталинградском военном округе.
3. Срок пребывания личного состава в отдельных штурмовых стрелковых батальонах установить два месяца участия в боях, либо до награждения орденом за проявленную доблесть в бою или до первого ранения, после чего личный состав при наличии хороших аттестаций может быть назначен в полевые войска на соответствующие должности командно-начальствующего состава.
4. Всему личному составу, назначенному из спецлагерей НКВД, установить форму одежды соответственно занимаемым ими должностями в штурмовом батальоне.
5. Личному составу батальонов установить оклады содержания по занимаемым в батальоне должностям.
6. Семьям личного состава, назначенного в батальоны из спецлагерей НКВД, предоставить все права и преимущества, определённые законом для семей начальствующего состава.
7. Начальникам главных управлений НКО к 5.8.1943 г. обеспечить формируемые батальоны необходимыми кадрами, материальной частью, вооружением, имуществом и транспортом.
8. Об исполнении донести.

Народный комиссар обороны
Маршал Советского Союза И.Сталин
ЦАМО. Ф.З. ОП.11566. Д. 13. Л. 210–212.

За основу штатного расписания ОШСБ был взят штат стрелкового батальона, количество личного состава изменялось в зависимости от решаемых задач. В первую очередь в состав штурмовых батальонов предполагалось включать командно-начальствующий состав находившейся длительное время на территории, оккупированной противником, и не принимавший участия в партизанских отрядах. А так же из состава спец. контингента лагерей НКВД.
Личный состав таких батальонов штрафниками не считался, звания не лишался, но подобно штрафным батальонам бросался на самые опасные направления.
В начале было сформировано 4 таких штурмовых батальона численностью 927 человек каждый.

Согласно Переченю № 33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот и отрядов) со сроками вхождения их в состав действующей армии о годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (Приложение к директиве Генерального штаба от 2 июня 1962 г. № 203354. М., 1962, с. 110–111).
1-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 15.09.1943 — 3.11.1943
2-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 18.09.1943 — 13.11.1943
3-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 15.11.1943 — 6.01.1944 — Обращён на укомплектование 4-го ошсб 6.01.1944.
4-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 23.11.1943 — 21.03.1944
5-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 5.09.1943 — 30.10.1944
6-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 14.02.1944 — 29.03.1944
7-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 26.01.1944 — 10.03.1944
8-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 26.01.1944 — 22.03.1944
9-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 26.02.1944 — 30.03.1944
10-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 8.05.1944 — 10.10.1944
11-й отдельный штурмовом стрелковый батальон 16.05.1944 — 13.09.1944
12-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 17.05.1944 — 12.07.1944
13-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 20.06.1944 — 1.10.1944
14-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 21.07.1944 — 8.09.1944 — Обращён на доукомплектование 63-го отдельного полка резерва офицерского состава 8.09.1944.
15-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 9.08.1944 — 30.09.1944
16-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 26.06.1944 — 10.12.1944
17-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 28.08.1944 — 7.10.1944
18-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 30.09.1944 — 19.11.1944
19-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 13.10.1944 — 19.12.1944
20-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 15.10.1944 — 10.03.1945
21-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 30.09.1944 — 4.11.1944
22-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 16.11.1944 — 29.03.1945
23-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 3.12.1944 — 9.05.1945
24-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 25.12.1944 — 1.03.1945
25-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 3.12.1944 — 9.05.1945
26-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 14.01.1945 — 10.04.1945
27-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 31.01.1945 — 11.05.1945
28-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 3.02.1945 — 4.05.1945
29-й отдельный штурмовой стрелковый батальон 3.03.1945 — 9.05.1945.

Из воспоминаний Белкина Л.А.: «Штурмбат формировался только из бывшего комсостава. Могли только случайно «пропустить» на спецпроверке командира РККА, который у немцев служил в полицаях или был в лагерной полиции. Например, у нас в батальоне был обнаружен бывший полицай из Смоленска, числившийся под фамилией Иванов. Его опознал и разоблачил кто-то из бывших пленных, видевший этого полицая на немецкой службе.»

Поскольку основу таких батальонов составляли офицеры, имеющие не только военное образование, но и большой опыт ведения боевых действий, данные батальоны имели очень высокую эффективность. Однако стоит заметить, что и потери среди личного состава штурмовых стрелковых батальонов были очень высоки.
Ведь боевое применение ОШСБ в принципе не отличалось от боевого применения штрафников.
Согласно приказу: «…отдельные штурмовые стрелковые батальоны предназначаются для использования на наиболее активных участках фронта…». Для «штурмовиков» это означало только одно — воевать на самых тяжелых участках огневого рубежа передовой и кровью искупать свою «вину». И своей крови офицеры воискупление «вины» не жалели и пролили её предостаточно. Как вспоминал впоследствии один из военнослужащих штрафного подразделения: — «…людей хватало на один-два, редко на три серьезных боя. Практически никто во время наступательных боев более месяца в строю не держался».

Так, к примеру, 12-й ОШСБ 3-го Прибалтийского фронта лишь за несколько дней боёв выполнил свою задачу, но лишился 75% своего личного состава.

Из воспоминаний Белкина Л.А.: «После боя нас осталось сто тридцать человек, включая легкораненых, не ушедших в санбат. Чуть больше десяти процентов от личного состава батальона, пошедшего в атаку 18 августа. Остальные были убиты или ранены. Нас вывели с передовой и отправили в 18-й ОПРОС, для восстановления в званиях и в правах. На всех штрафников командованием батальона были заполнены боевые характеристики. Потом мы сдавали экзамен на знание Боевого устава Красной Армии, и только после этого нам вернули звания и выдали офицерские документы и погоны.»

военные документы

Офицеры штурмовых батальонов не были осуждены военным трибуналом и офицерских званий не лишались. Интересно, что в документах они значались как «рядовые-офицеры».
Из воспоминаний Ашика М.В.: " В их красноармейских книжках было записано — «красноармеец-лейтенант», «красноармеец-майор», «красноармеец-полковник».
Из воспоминаний Белкина Л.А. : «Нас в армии называли штрафниками. Не было такого термина — «штурмбатовцы».А в батальоне все бойцы были в одном звании — «товарищ рядовой», и у всех штрафников, кроме взводных командиров, на гимнастерках были погоны рядовых. Но я к своим пулеметчикам обращался по имени-отчеству.»

Срок пребывания в штурмовом батальоне отличался от штрафбата и составлял согласно приказа не более двух месяцев. Покинуть штурмовой батальон можно было и не дожидаясь двух месяцев, для этого «рядовой-офицер» должен проявить исключительную доблесть, либо быть представленным к ордену. Надо отметить, что многие офицеры ввиду своей исключительной отваги досрочно покидали штурмовые батальоны.

Из воспоминаний Белкина Л.А. :" Офицеров, направляемых в штурмовые батальоны, никто не ставил в известность, на какой срок они идут в эту часть. Нам никто из начальства, из постоянного состава батальона, ничего об этом конкретно не говорил. На уровне слухов муссировалась цифра — 6 месяцев, но мы знали, что воюем до первого ранения или до своей гибели.Ну и за взятого «языка» могли освободить из штурмбата, об этом, кстати, нас как-то предупреждали."

документы войны

Вооружение данных подразделений ничем не отличалось от вооружения штатных стрелковых подразделений.Но были и исключения.
Из воспоминаний Ашика М.В. : «…Но однажды во время штурма Будапешта мы увидели множество бойцов с такими ножами(боевой нож «Труд –Вача» – ред.). Они оказались из офицерского штурмового батальона, куда попадали не те, кто был осуждён на фронте военным трибуналом, а офицеры, побывавшие в плену; такие батальоны формировались в специальных проверочных лагерях. Каждого проверенного пропускали ещё через одно проверочное чистилище — офицерский штурмовой батальон…
… Выяснилось, что этих бойцов вооружили дефицитными ножами потому, что им предстояло вступить в бой, где без поножовщины не обойтись. Перед атакой было объявлено, что гору Геллерт, за которой стоял Королевский дворец, надо взять одним броском. Кто во время атаки ляжет на землю, будет расстрелян как трус и паникёр…
… В дурманящем пороховом угаре офицеры-штурмовики гранатами давили всё, что оставалось от немецкой обороны, а когда надо, пускали в ход ножи, по лезвиям которых шла надпись «Труд-Вача».
…Никто из них, несмотря на плотный огонь, не залёг, не остановился, не повернул назад. И награда не заставила себя ждать. На вершине оставшимся в живых офицерам-штурмовикам объявили, что своей храбростью они искупили перед Родиной все свои прегрешения…»

Наградной лист

К сожалению, даже по сравнению со штрафбатами, мы очень мало знаем об отдельных штурмовых стрелковых батальонах. Но офицеры, прошедшие через эти батальоны вынесли на себе все тяготы, лишения и ужасы войны, проявив при этом исключительное мужество и героизм.
Вечная им память за это!


1543
Нет комментариев. Ваш будет первым!