БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Путь "Божественного ветра"

Камикадзе — это понятие возникло в Японии в XIII в., когда над страной нависла смертельная опасность. Внук Чингизхана Хубилай двинул на захват Японии армаду из нескольких тысяч кораблей! Ни храбрость, ни самоотверженность не спасли бы жителей островного государства, не вмешайся силы природы. Объединенный китайско-корейско-монгольский флот был уничтожен страшным трехдневным тайфуном, оставшиеся корабли с трудом вернулись в Корею, а японцы сочли этот природный катаклизм ниспосланным богами и назвали его камикадзе — божественный ветер.

камикадзе


КАМИКАДЗЕ И СИНБУ

Во втором периоде войны на Тихом океане положение вооруженных сил Японской империи стало совершенно катастрофическим. Ощущалась тотальная нехватка всего — топлива, боеприпасов, квалифицированных кадров, современной техники. В авиации проблема стояла еще острее, так как образовался замкнутый круг: для подготовки пилотов требовалось горючее, которое доставлялось морскими судами, которым требовалось авиационное прикрытие. Абсолютное превосходство американской авиации в воздухе привело к тому, что большинство японских самолетов уничтожалось на земле, или сразу после взлета. В частях оставались только выжившие в боях асы с большим боевым опытом, количество которых было минимально, и огромное количество молодых пилотов, у которых кроме желания любой ценой нанести ущерб врагу больше ничего не было.

пилот смертник Однако ситуация складывалась не в пользу японцев. Враг подходил уже к берегам империи, и так как никакие иные меры военного характера по объективным причинам не могли нанести достойный урон неприятелю, у японских летчиков не оставалось иного выбора, кроме как прибегнуть к совершенно беспрецедентной тактике «специальных атак». Такая атака, производимая самолетом, несущим крупнокалиберные бомбы, могла привести к тяжелым повреждениям или гибели американского или иного союзного корабля. В такой ситуации неизбежная гибель экипажа самолета выглядела более предпочтительной, чем смерть от американских бомб и снарядов на своем аэродроме.

Неудивительно, что подобный способ ведения военных действий нашел широкое применение как в ВВС армии, так и на флоте. С точки зрения японцев предпринимаемые ими действия были единственно возможными в такой ситуации, более того, они являлись выражением воли небес и богов. Не следует понимать тактику «специальных атак» как способ непременно покончить с собой, пусть и весьма своеобразным образом. Если летчик не находил достойной цели, он должен был вернуться и повторить вылет. Все бытующие в различных изданиях «ужасы»: приковывание пилотов к креслам, заправка горючим в один конец, сброс шасси при взлете и т.п., в действительности не имели места.

Подразделения формировались на добровольной основе, причем брали далеко не каждого, особенно первое время: единственные дети, старшие сыновья и женатые обычно исключались. На заключительной стадии войны принцип добровольности иногда уже заменялся обязательным зачислением всего личного состава подразделения в смертники. Принятые в состав частей, которые на флоте именовались камикадзе (божественный ветер), а в армии синбу (божественные воины), летчики проходили тренировочный курс, обычно на примитивных тренажерах и совершали небольшое число вылетов, в основном отрабатывая технику пикирования. Также они занимались традиционными для японских воинов тренировками в стрельбе из лука и фехтовании на мечах.

Накануне вылета на задание проводился торжественный вечер, во время которого производилась выдача высшими чинами ритуальных головных повязок «хатимаки» и мечей, произносились торжественные речи, в которых превозносилась грядущая миссия пилотов. Иногда летчикам давали возможность развлечься зрелищем борьбы сумо или поединком на мечах. После следовал торжественный ужин. Непосредственно перед вылетом пилотам предлагалось выпить по чашечке рисовой водки саке (на флоте), либо ключевой воды (в сухопутных войсках), с напутствием: «Вы должны быть чисты как эта вода».

После гибели на задании пилот посмертно получал звание на два ранга выше своего прижизненного (что значительно повышало социальные выплаты его родственникам и также являлось немаловажным стимулом) и награждался орденом, который вместе с его личными вещами пересылался родным. Имя его высекалось на плитах в храме Ясукуни, где они сохраняются и поныне.


АВИАЦИОННАЯ ТЕХНИКА

На вооружении отрядов «специальных атак» состояли почти все типы самолетов, имевшихся в армии и флоте. Не использовались только летающие лодки, в чрезвычайно малых количествах применялись поплавковые самолеты и специализированные самолеты-разведчики (Ki-46 и C6N1 «Saiun»). По возможности старались не использовать и специализированные истребители-перехватчики (Ki-44 «Shoki», Ki-61 «Hien», Ki-100, J2M3 «Raiden», N1K1-J и N1K2-J «Shiden», J1N1-S «Gekko»).

«Рабочей лошадкой» флота оставался устаревший А6М «Zero» различных модификаций, включая и тренировочную. К самолету обычно подвешивалась 250 кг бомба. Аналогичным образом оснащались пикировщики D3A и D4Y «Suisei», причем на части самолетов последнего типа, получивших обозначение D4Y4 mod. 43 устанавливались три пороховых ускорителя для увеличения скорости в момент атаки, и подвешивалась 800 кг бомба. Таких машин успели произвести 296 штук и именно на одной из них выполнил свой последний вылет адмирал Угаки 15 августа 1945 г.

самолет Zero

Флотские бомбардировщики G4M и P1Y1 «Ginga», поплавковые машины разных типов, включая новейшие Е16А1 «Zuiun», нашли ограниченное применение в борьбе за Филиппины, Иводзиму и Окинаву. Широкое применение имели палубные ударные самолеты B5N и B6N «Теnzan» вооружавшиеся, как и бомбардировщики, 800 кг бомбами. На последних этапах нашли применение кустарно дооснащенные 250 кг бомбами учебные самолеты. Интересно, что эти фанерно-полотняные летательные аппараты представляли немалую опасность, так как их плохо засекали американские радиолокаторы.

бомбардировщик Ginga

Армия бросила в бой все имеющиеся типы самолетов, начиная от устаревших истребителей Ki-27, разведчиков Ki-30, Ki-32, Ki-36, и кончая новейшими бомбардировщиками Ki-48 и Ki-67 «Hiryu». Последние переоборудовались под 1-2 800 кг бомбы, либо (Ki-67) под 2,9 т заряд взрывчатки и оснащались штоковыми взрывателями в носовой части, для атак кораблей. Им присвоили обозначения Ki-48 II «Otsu Kai» и Ki-67 I Kai «То-Go» соответственно. И тех и других успели произвести примерно по 15 единиц. Часть разведчиков Ki-51 и учебных истребителей Ki-79 получила подвеску для 250 кг бомбы, но это было скорее исключение. Некоторое количество армейских самолетов атаковало врага без взрывчатки на борту, хотя на истребителях Ki-43 «Hayabusa», Ki-45 «Toryu», Ki-61 «Hien». Ki-84 «Hayate» были предусмотрены подвески для бомб разных калибров: от 60 до 250 кг.

японский истребитель

Попытки армии разработать самолет именно для специальных атак дали посредственный результат. Требовалась машина дешевая и простая в производстве, а также несложная в управлении. Разработанный КМ 15 «Tsurugi» нес 1 бомбу весом 250, 500 или 800 кг, при скорости 550 км/ч. Проектом заинтересовался и флот, но реально планы были осуществлены только сухопутными войсками, по чьему заказу были изготовлено 105 серийных «Tsurugi». Окраска самолетов, предназначенных для «специальных атак» не имела особых отличий от существовавших схем окраски авиационной техники. Характерным отличием являлись вычурные эмблемы, обычно включающие в себя изображения птиц, бомб, хризантем, стрел и молний разных цветов, часто на фюзеляже писались имена пилотов, девизы, а иногда и 3-х или 5-ти строчные стихи. Большинство же эмблем представляли собой стилизованные номера и иероглифы названий подразделений, например 58-й авиационный полк отличался изображением плывущего в корабле по волнам человеческого черепа.


САМОЛЕТ-СНАРЯД «ОНКА»

Использование самолетов против кораблей неприятеля не давало требуемых результатов, кроме того, массовое производство авиатехники, даже такой простой конструкции, как «Tsurugi», ложилось непосильным бременем на японскую промышленность и экономику. Для использования в «специальных атаках» требовалось простое и мощное оружие, управлять которым могли пилоты низкой квалификации. Летом 1944 г. соответствующий проект в инициативном порядке представил младший лейтенант Мицуо Ота, пилот военно-транспортной авиации. Он предложил проект маленького самолета с жидкостно-реактивным двигателем, который должен был вооружаться большим зарядом взрывчатого вещества. Получалась своего рода крылатая ракета, подвешиваемая под бомбардировщик и выпускаемая на цель в полете. К концу августа был разработан полный проект самолета-снаряда получившего обозначение MXY-7 «Ohka».

Самолет-снаряд Ohka

Аппарат смешанной конструкции имел полетный вес 2140 кг. нес 1200 кг заряд и оснащался 3 пороховыми ускорителями тягой 800 кг, позволявшими развивать скорость 462 км/ч. Время их работы составляло 8-10 сек, а дальность полета достигала 20 морских миль. В результате летных испытаний выявилась большая сложность управления и соблюдения необходимого режима полета для достижения полной дальности, но другого проекта в Японии не было. Носителем «Ohka» выбрали бомбардировщик G4M2e 24J. Летные качества бомбардировщика после оснащения его самолетом-снарядом значительно ухудшились так. что для взлета на некоторых самолетах, и без того имевших плохую репутацию из-за высокой пожароопасности, пришлось дополнительно устанавливать 2 пороховых ускорителя. Всего было переоборудовано 65 машин.

Столь посредственная система не могла удовлетворить флот и вместо пошедшего в серийное производство под обозначением «Ohka-11» (произведено 755 штук) образца стали разрабатывать новый, оснащенный турбореактивным двигателем. Путем уменьшения общего веса дальность удалось довести до 70 миль. Прошедшему в июле первые летные испытания снаряду присвоили обозначение «Ohka-22». Носителем могли служить как двухмоторный бомбардировщик P1Y1 «Ginga». так и четырехмоторный G8N1 «Renzan» (несший сразу два «Ohka»). Дальнейшее развитие «Ohka-ЗЗ» несла 800 кг заряд и имела увеличенные размеры. Был разработан и специальный безмоторный учебный вариант «Ohka К-1» построенный в 45 экземплярах, отличавшийся наличием посадочной лыжи и водяным баком вместо взрывчатки. При учебных полетах, бомбардировщик поднимал учебный самолет-снаряд в воздух, затем производил сброс. Курсант должен был спикировать на определенное расстояние, а потом сесть. К количестве 2 экземпляров существовал двухместный учебный вариант «Ohka К-1 Kai Wakazakurа» с увеличенным размахом крыла.

Самолеты-снаряды «Ohka» должны были использоваться для обороны островов Филиппинского архипелага, но авианосец «Sinano», на борт которого погрузили 50 первых изготовленных экземпляров, 28 ноября 1944 г. был потоплен американской подводной лодки.

Для использования нового оружия в начале октября 1944 г. был сформирован 721-й смешанный авиационный полк (коку- тай), получивший и собственное имя «Боги грома». Кроме эскадрильи самолетов-носителей в него вошли 305-я, 306-я и 307-я истребительные эскадрильи. Личный состав полка активно готовился применить свое «чудо-оружие», но до 21 марта 1945 г. подходящего случая не представилось.

В тот день командующий 5-м воздушным флотом вице-адмирал Матомэ Угаки отдал приказ командиру полка Окамуре нанести удар по авианосному соединению противника. Отряд из 16 самолетов-носителей G4M2e, вылетевший с авиабазы Каноя был в пути перехвачен американскими палубными истребителями. В завязавшемся жестоком воздушном бою американцы, используя количественное и качественное превосходство над японскими истребителями прикрытия, не подпустили бомбардировщики с их смертоносным грузом к своим авианосцам. Все 16 самолетов вместе с «Ohxa» и 15 истребителей были сбиты. Авиация ВМС Японии понесла самые тяжелые (160 человек) потери в одном воздушном бою за всю войну.

В ходе боев за Окинаву самолеты-снаряды неоднократно применялись, погибло много пилотов и членов экипажей самолетов-носителей, но результаты оказались более чем скромными. Достоверно известно. что лишь один американский эсминец — DD733 «Mannert L. Abele» — был потоплен человекоуправляемой бомбой, причем ранее он уже получил повреждения от другого камикадзе. Потери экипажа корабля составили 79 убитых и 35 раненых. Несколько других кораблей получили повреждения, а эсминец DD774 «Hugh W. Hadley» американцы сочли за лучшее не восстанавливать.

Результатом применения этого оружия можно признать довольно сильное воздействие на моральных дух американских военных, однако в целом немалые затраты на человекоуправляемые самолеты-снаряды оказались, как и надежды их создателей, напрасными.


ОРУЖИЕ «SAKURADAN»

Полученная из Германии в конце 1942 г. информация о зарядах кумулятивного действия, привела к созданию аналогичного оружия в Японии. Предполагалось использовать его в системе обороны укрепленных районов. Идея заключалась в «выкашивании» противника в ограниченном секторе обстрела направленной струей высокотемпературного пламени. Эффективное применение по небронированным целям и живой силе была гарантировано на дистанции в 500-600 метров, а на дистанции в 250- 300 метров прожигалась броня танков, толщиной 20-25 мм. Таким образом, в отличие от немцев, использовавших свои кумулятивные боеприпасы при непосредственном контакте с броней, японцы предполагали дистанционное воздействие.

Естественно, резко возрос вес боеприпаса. Были разработаны несколько опытных образцов, прошедших испытания на полигоне в Маньчжурии, но из-за большого веса и, следовательно, низкой мобильности оружия, использование которого носило одноразовый характер, развития идея первоначально не имела.

Однако летом 1944 г. она получила новую жизнь. Авиации императорской армии пришлось бороться с вражескими кораблями, представлявшими собой крупные и хорошо бронированные цели. В сочетании с самолетами пилотируемыми смертниками, новое кумулятивное оружие, получившее название «Сакурадан», получило право на существование.

Новое оружие представляло модификацию армейского бомбардировщика Ki-67 «Hiryu» (Ki-167 «Sakuradan Hiryu»), оснащенную кумулятивной термитной бомбой, весом 2.9 т, устанавленной за кабиной пилотов, в характерном горбатом обтекателе. Ось кумулятивной струи была направлена под углом 15° вниз от осевой линии самолета для поражения жизненно важных помещений корабля, бронепробиваемость достигала 300 мм.

Новые самолеты (всего 3 штуки) в марте 1945 г. были включены в состав 62-го авиационного полка. В ходе войны было проведено две атаки (17 апреля и 27 мая), оказавшиеся безрезультатными и, таким образом, это оружие не оставило никакого следа в истории 2-й Мировой войны.


В АТАКУ!

17 октября 1944 г. американские войска начали высадку на небольшие острова у входа в залив Лейте. В ответ японское командование бросило в бой все наличные силы, в том числе остатки армейской авиации 1-го воздушного флота, а также 2-й воздушный флот с Формозы (Тайваня). 19 октября командующий 1-м воздушным флотом вице-адмирал Такидзиро Ониси на встрече с личным составом 201-го авиационного полка заявил, что наибольшей эффективности могут добиться истребителей «Zero» с подвешенными бомбами, наносящие удары в полетные палубы вражеских авианосцев. К утру 20 октября были отобраны 24 добровольца, готовые для достижения цели пожертвовать жизнью. Подразделение получило название «Специального штурмового отряда Камикадзе» и состояло из 4 эскадрилий (по шесть самолетов в каждой): «Ямато», «Асахи», «Сикисима» и «Ямасакура». Одновременно комплектование аналогичных подразделений осуществили сухопутные войска, сформировавшие подразделения смертников «Банда» и «Фугаку».

Первоначально дела у добровольцев-смертников складывались плохо. Все самолеты эскадрильи «Ямато» американские истребители вывели из строя на аэродроме базирования уже 21 октября. Вылет 3 резервных самолетов оказался неудачным — врага обнаружить не удалось, а на базу не вернулся один пилот. Но через 4 дня удача повернулась лицом к камикадзе. 4 «Zero» обнаружили и атаковали эскортные авианосцы врага. Они приблизились к американским кораблям на высоте около 3000 м и пошли в свою последнюю атаку. Первый самолет спикировал со стороны солнца на эскортный авианосец CVE29 «Santee», у которого уже не оставалось времени ни для открытия огня, ни для маневра уклонения. Японский истребитель, быстро снижаясь, зашел с кормы, обстрелял палубу из бортового оружия, а затем таранил авианосец. Удар пришелся в полетную палубу со стороны левого борта несколько впереди кормового элеватора. В результате взрыва образовалась пробоина и возник пожар. Загорелись бензобаки готовых к вылету американских самолетов, пламя подбиралось к находившимся рядом авиабомбам. 16 американских моряков погибли, многие были ранены или обожжены. В довершение всех бед, спустя 16 минут «Santee» был торпедирован японской подводной лодкой I-56. Тем не менее личный состав продолжал борьбу за живучесть и в итоге спас корабль.

Следующий самолет попытался атаковать эскортный авианосец «Suwannee», но получил тяжелые повреждения от зенитного огня и потеряв управление упал в воду. Третий самолет также был сбит американскими зенитчиками. Зато последний летчик, несмотря на попадание малокалиберного зенитного снаряда, уже загоревшийся, сумел поразить эскортный авианосец CVE27 «Suwannee». Попадание пришлось примерно в 12 м впереди кормового элеватора. Мотор истребителя проник до главной палубы, бомба взорвалась между полетной и ангарной палубами, в которой образовалась большая пробоина. Впрочем, американские эскортные авианосцы оказались настолько живучими, что и «Suwannee» и даже «Santee» спустя некоторое время, после аварийного ремонта, стали использоваться по назначению.

камикадзе перед вылетом

В этот день летчикам-камикадзе удалось осуществить еще несколько удачных атак. Эскортный авианосец CVE71 «Kalinin Вау» получил 2 попадания. Один самолет, несмотря на несколько попаданий зенитных снарядов, врезался в левую часть полетной палубы, сильно повредил ее и вызвал несколько пожаров. Второй самолет, также подожженный американскими зенитчиками, ударился в средней части корабля у левого борта, разрушил трубу и повредил мостик. Но экипажу удалось справиться с пожарами. А вот судьба CVE63 «St. Lo» оказался куда менее удачной. Взрывы бомб, подвешенных к таранившему его японскому самолету вызвали пожары и повлекли серию новых взрывов. Их сила была такова, что носовой элеватор вырвало из шахты и выбросило на палубу в перевернутом состоянии. Противопожарные средства вышли из строя и вскоре стало ясно, что спасти авианосец не удастся. Командир отдал приказ оставить корабль, и через некоторое время корабль затонул.

Вечером того же дня японское командование из остатков личного состава 1-го и 2-го воздушных флотов сформировало Объединенный воздушный флот, а утром 26 октября были созданы новые подразделения «специальных атак», активная боевая деятельность которых продолжалась. 29 октября был поврежден авианосец «Intrepid», а на следующий день — «Franklin» и «Belleau Wood». 1 ноября пошел на дно эскадренный миноносец DD526 «Abner Read», а 4 эсминца получили повреждения различной тяжести: «Anderson», «Аттеп», «Claxton» и «КШеп».

Примечательно, что многие японские летчики-асы принимали участие в атаках камикадзе, но не в качестве смертников, а прикрывая их от истребителей врага. К примеру, 25 октября, за день до своей гибели, в подобной роли выступил знаменитый Хироеси Нисидзава, одержавший в том бою две свои последние победы. Можно предположить, что именно прикрытие истребителями и позволило первой группе смертников добиться столь впечатляющих результатов. Кроме того, в это время подразделения «специальных атак» комплектовались достаточно подготовленными пилотами, а с весны 1945 г. в бой зачастую шли недоученные курсанты.

В ходе боев за Филиппины смертники армейской и флотской авиации атаковали практически все американские корабли, которые удавалось обнаружить. Им удалось добиться попаданий в авианосцы, линкоры, крейсера, эскадренные и эскортные миноносцы, десантные транспорты, суда снабжения. Даже торпедные катера, охотники за подводными лодками и небольшие десантно-высадочные средства получали повреждения или погибали в результате непрекращающихся атак. Но кардинально изменить ситуацию камикадзе не смогли.

Превосходство американцев в кораблях и самолетах было подавляющим. Хотя

многие «специальные атаки» увенчались успехом, их влияние на ход войны в этом регионе оказалось незначительным. По американским оценкам, против них было использовано 722 самолета, пилотируемых смертниками, японцы приводят значительно меньшие цифры: всего было выделено для атак 447 самолетов, из них выполнили атаки 201. В это количество не входят самолеты армейской авиации, которых было использовано около 250 штук.

Эффективность нового способа ведения воздушной войны сами американцы оценивали так: «Потери в летном составе и отсталость в боевой подготовке заставили японцев сначала пожертвовать своим флотом, а затем совершить первую организованную атаку самолетов с экипажами самоубийц… Можно утверждать, что с момента проведения этой атаки, японцы отказались от воздушной войны. С этого времени они уже делали мало попыток восстановить свою авиацию. Тактика камикадзе, мрачная, но действенная, в высшей степени практичная при сложившихся обстоятельствах, стала фактически их единственной тактикой, которую они применяли против ударных и десантных сил...».

Следующим после Филиппин этапом продвижения американцев к Японии стало сражение за Иводзиму. Гарнизон этого острова сражался умело и отчаянно, и погиб практически полностью (в плен попало менее 1% бойцов), японская авиация же сыграла в борьбе не слишком заметную роль. Подразделения «специальных атак» также не добились значительных результатов, хотя, ценой 24 самолетов, смогли повредить 3 корабля врага, а 21 февраля 1945 г. в результате нескольких последовательных таранных ударов, отправили на дно эскортный авианосец CVE95 «Bismark Sea».

атака камикадзе

Одной из самых трагических историй стала попытка японского командования организовать налет 24 самолетов из подразделения «Azusa Tokubetsu Butai», оснащенного новейшими бомбардировщиками P1Y1 «Ginga» на вражеские корабли у атолла Улити. Для обеспечения атаки и контроля результатов привлекались самолеты-разведчики C6N1.

На рассвете 11 марта 1945 г. метеоразведка зафиксировала неблагоприятные погодные условия: сильный ветер и облачность. Самолеты почти час ожидали разрешения на взлет. Полет проходил тяжело, и в районе острова Окинодадзима, из- за потери ориентировки, разбились 8 бомбардировщиков и 1 самолет сопровождения. Выбившись из полетного графика, соединение достигло Улити через час после захода солнца. Потеряв друг друга, оставшиеся экипажи атаковали поодиночке. Летчики с самолетов-разведчиков зафиксировали 6 пожаров, но авиаразведка, произведенная на следующий день, не обнаружила никаких видимых повреждений у кораблей и судов американского флота

Военный моряк Раймонд Тауб с эсминца «Miller» описывал это событие так: «Я сидел с одним офицером на верхней палубе и говорил ему: «Посмотрите, как низко летит этот сумасшедший». Тремя секундами позже прогремел страшный взрыв. Мы повернулись и увидели гигантское пламя. Этот камикадзе врезался в авианосец. Потом было еще несколько взрывов». Повреждения получил авианосец CV-15 «Randolph», в полетной палубе которого образовалась гигантская пробоина, погибло 34 и получило ранения 125 человек экипажа, сгорело несколько самолетов.

В атаке японцами было потеряно 5 самолетов, из которых только 1 попал в авианосец, еще 7 машин получили повреждения. Оставшиеся в живых были глубоко потрясены гибелью товарищей; командующий 5-м воздушным флотом вице-адмирал Угаки, славившийся своим непреклонным характером, признал, что операция была изначально ошибочна.

Наиболее интенсивно самолеты с летчиками-смертниками японское командование использовало во время боев за Окинаву. На сей раз японцы смогли скоординировать действия авиации армии и флота, подчинив ее главнокомандующему объединенным флотом адмиралу Тиеда. Ему подчинялись 5-й воздушный флот и 6-я воздушная армия, причем в оперативном подчинении у 5-го флота находились 3-й и 10-й воздушные флоты.

Разгорелись ожесточенные бои, в которых камикадзе приняли самое деятельное участие.
26 мая 6 машин из состава 110-го авиаполка атаковали американские транспортные суда у Окинавы.
С 6 апреля по 22 июня было проведено 10 операций — массовых налетов — носивших кодовое название «Kikusui» (Плывущая хризантема) с соответствующим номером.

Кроме того, с Кюсю морскими и армейскими пилотами было выполнено 140 и 45 соответственно «партизанских» — одиночных или малыми группами — атак. Еще 250 вылетов (50 — авиация флота и 200 — армии) самолето-вылетов для проведения «специальных атак» осуществили базировавшиеся на Формозе 1-й воздушный флот и 8-я авиационная дивизия.

авианосец сша

Результаты, достигнутые смертниками во время Окинавской кампании, оказались весьма значительными. На их счету 24 потопленных и 164 поврежденных корабля противника из общего числа 34 погибших и 368 поврежденных от всех причин. В то же время, от воздействия обычной авиации американцы лишились всего 2 кораблей, а 61 получил повреждения. Следует отметить, что японские оценки результативности «специальных атак» оказались очень сильно завышенными. Подобные оценки, в сочетании с более объективными взглядами на результаты действий обычных авиачастей привели к тому, что вера в «специальные атаки» укрепилась и к концу войны для их проведения предназначалось до 75 процентов имеющихся самолетов, включая и учебные. В свою очередь, затерроризированные «проклятыми психами» американцы старались обезопасить себя от атак смертников. Для борьбы с ними на авианосцах размещались дополнительные истребительные эскадрильи, усиливалось зенитное вооружение кораблей, в том числе началось применение новейших управляемых зенитных ракет. Кроме снарядов и самолетов-истребителей, проблему помогли решить удары по японским аэродромам. Очевидно, что косвенной, но очень важной составляющей эффективности «специальных атак» стало изменение численности авиационных групп на американских авианосцах. Для борьбы со смертниками, на них резко возросло количество истребителей, что, соответственно, уменьшило число ударных самолетов. Однако, учитывая высокую эффективность американских истребителей при атаках наземных целей, это не стало серьезным недостатком.

Интересно, что эффективность попаданий самолетов-камикадзе в корабли противника оказалась совершенно различной. Например, эсминец DD529 «Bush», затонул после 3 попаданий, а однотипный DD792 «Callaghan» отправился на дно, пораженный одиночным учебным бипланом. Кстати, именно этот корабль оказался последним, потопленным в результате «специальных атак». Эсминец DD579 «William D. Porter» вообще затонул в результате даже не попадания, а близкого падения и взрыва самолета-камикадзе. С другой стороны, нередко после попадания смертников не только линкоры и крейсеры, но и эскадренные или эскортные миноносцы не теряли боеспособность.

Серьезной проблемой для японского командования и самих пилотов оказалось обнаружение неприятеля и правильное распределение целей. Очень часто вылеты оказывались холостыми. Плюс к этому стремление камикадзе во что бы то ни стало нанести врагу удар приводило к тому, что атаковывались первые обнаруженные американские корабли. Зачастую вся сила расходовалась на действия против нескольких эсминцев радиолокационного дозора или внешнего охранения. Причем уже повреждённые и утратившие боеспособность корабли подвергались все новым и новым налетам. Так, тральщик DMS22 «Emmons» 6 апреля 1945 г. получил 5 попаданий, причем последние пришлись уже на полуразрушенный остов. Иногда американцы сознательно подставляли «на заклание» утратившие боеспособность тяжело поврежденные корабли. Такая судьба постигла транспорт APD29 «Barry». Поврежденный у Окинавы в ночь на 25 мая, он спустя почти месяц (21 июня) использовался в качестве ложной цели и был потоплен.

Кроме американцев, с самоубийственными атаками пришлось столкнуться и ВМС Великобритании и стран Содружества. Еще 21 октября 1944 г. таранному удару подвергся австралийский тяжелый крейсер «Australia» (в него летчики-смертники попадали впоследствии еще несколько раз). Английские авианосцы «Indomitable», «Indifatigable», «Illustrious» также попали под удары камикадзе, но их бронированные полетные палубы позволили избежать серьезных повреждений. В целом, можно сказать, что государства Британской империи не понесли значительных потерь от «специальных атак».

Советские вооруженные силы, в отличие от американцев или британцев, сталкивались с атаками летчиков-смертников очень редко. Несколько раз пилоты авиации Квантунской армии пытались пикировать на советские танки, да еще пару атак против наших кораблей выполнили одиночные камикадзе: в районе Владивостока и у острова Шумшу, причем второй случай произошел уже после императорского рескрипта о капитуляции.


УДАР С МОРЯ

Еще до вступления во 2-ю Мировую войну Япония строила подводные лодки, оснащенные самолетами-разведчиками, а в 1941 г. возникла идея оснащения субмарин легкими бомбардировщиками. Строительство подводных лодок — авианосцев и работы по созданию для них ударных самолетов начались уже во время военных действий. Лодочному бомбардировщику присвоили обозначение М6А1 «Seiran». Машина изначально проектировалась как «одноразовая», не предусматривалось даже установка шасси. Впрочем, позднее съемное поплавковое шасси все же появилось, но оно заметно ухудшало летные характеристики самолета, и пилот, в случае необходимости, просто сбрасывал их.

Укомплектованный такими самолетами 631-й авиационный отряд стал составной частью 1-й флотилии подводных лодок. Основной задачей этого соединения являлась подготовка и проведения удара по сооружениям Панамского канала. Для достижения максимального эффекта, наряду с обычным оружием — бомбами и авиационными торпедами — планировалось использовать и тактику камикадзе.

Но в условиях приближающегося краха требовались действия, способные принести мгновенные результаты. Поэтому новой целью 631-го отряда стала якорная стоянка американского флота у атолла Улити. 25 июня 1945 г. 1-я флотилия подводных лодок, получила приказ на проведение удара. Главной целью, естественно, служили авианосцы. Целый месяц заняли подготовительные работы, получение разведывательной информации, но 26 июля лодки с самолетами на борту все же вышли в поход. Однако одна из лодок обеспечения потоплена в пути, а две субмарины с ударными самолетами на борту не успели сосредоточиться в заданном районе. Пока они маневрировали, Япония капитулировала и война закончилась!


НЕБЕСНЫЕ ТЕНИ

Особняком стоит применение таранной тактики пилотами армейской авиации при защите Японских островов от налетов американских стратегических бомбардировщиков. 20 августа 1944 г., японский летчик впервые таранил самолет противника, а обломками взорвавшихся машин был уничтожен еще один бомбардировщик.

Этот пример вдохновил других летчиков-истребителей и воздушный таран стал распространенным явлением. 5 декабря началось формирование 5 авиационных отрядов, получивших название «Shinten» (Небесная тень), предназначенных для таранных ударов. Несмотря на огромный риск для летчиков, воздушные тараны нельзя рассматривать как вариант самоубийственных атак. Многие японские пилоты совершили по несколько таранов и остались живы, спасаясь с парашютом или даже успешно сажая свои поврежденные машины.

японские камикадзе

 
ФИНАЛ

В ходе «специальных атак» Императорский флот использовал 2362 самолетов и самолетов-снарядов. При этом погибло более 5000 человек летного состава.

Создатель корпуса камикадзе вице-адмирал Ониси, не желая пережить позор капитуляции. после императорского рескрипта совершил харакири. Другой сторонник самоубийственных действий, вице-адмир

0
388
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+