В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Stas-Glonass ver.1

  Путешествие первое.

пиво

 
Захотелось как-то раз мужикам пивка выпить на вахте. Вот только не подумайте про нас плохого, что мы тут вместо того, чтобы солдат погибших искать, пьяные оргии устраиваем. Но вот что-то вдруг захотелось. А уж если мужику в башку что втемяшится, то никакой женской логикой не выколотить. Хочется, и все тут.
 
 Поисковую вахту проводили в шести километрах от Мясного бора, недалеко от офицерской поляны. Кто из поисковиков работал в этом районе, знают, где это. И вот получается такой расклад. Пива все хотят, а шлепать за ним в Мясной Бор шесть километров по грязи желающих не нашлось. Это же туда-сюда аж двенадцать кэ.мэ. К тому же не смогли определить самого надежного гонца, которому можно было бы доверить общак, а главное — получить при этом стопроцентно гарантированный результат. Соблазн отведать из кубка по дороге слишком велик. Можно ведь так «усугубить» янтарной жидкости, что с полдороги пришлось бы возвращаться. И повторить все по новой. А это уже чревато непредсказуемыми последствиями.
 Короче, пива хотят все, а идти за ним никто не хочет. И тут...

 Сами понимаете, по закону жанра я должен бы сказать примерно так: «… из немецкого блиндажа выкопали три канистры с пивом». Или что-то вроде того. Нет, Гансы нас еще в 42-м опередили. Но зато подоспел телефонный звонок одному нашему другу. Игорь его зовут. Звонил ему… пускай будет Станислав, или просто Стас.
 Так вот, Игорю позвонил Стас и спросил, что захватить, когда он пойдет к нам в лагерь? Хлеба и консервов в этот раз на вахте хватало, поэтому ответ был предопределен: чтобы товарищ не перся порожняком через буреломы, понятно дело, заказали ему полторашечек — сколько сможет донести. Стас клятвенно пообещал: к обеду, господа копари, будет все, что пожелаете. И весь отряд воспрянул духом, потому как народ уже настроился на расслабуху. Шутка ли? Неделю отвахтовали. Полтора десятка бойцов подняли, четыре медальона при них. Душа маленького праздника требует!
 
 Надо сказать, что в этот раз состав отряда на вахте постоянно менялся. Был такой приходяще-уходящий. У кого-то выходные между сменами, кто-то на субботу-воскресенье только приходил. Основной костяк — человек 7-10 — жил постоянно в лагере. Остальные курсировали между домом-работой и поисковой вахтой. Так же и Стас. Выдались три выходных, и он решил осчастливить всех нас своим появлением. А чтобы уж мы совсем были счастливы, прихватил с собой некоторое количество слабоалкогольного напитка.
 Южная дорога, ведущая в наш лагерь от Мясного Бора, была накатана тягачами так, что и ночью в бессознательном состоянии на ощупь можно было пройти, проползти или проехать. Прямая как стрела. Почти от самого магазина. То, что глинистая и грязная, это уже не столь важно. Ну, еще речку в одном месте переходить надо по бобрятнику. Главное, что дорога есть, и выходит аккурат к самому лагерю.
 Стас доблестно затарился в сельмаге и без доли сомнения ступил на эту связующую нить, которая должна была привести его к друзьям, уютному костру, сытному обеду и задушевным беседам в теплой компании под кружечку-другую божественного пенного напитка. А чтобы друзья не опоздали из поиска к его приходу, позвонил: — Братва, я выхожу из магазина и иду к вам.

 Братва громко крикнула — Урааа!!! Посмотрела на часы и прикинула, через сколько минут в кружках долгожданно забулькает. Получалось с учетом грязи, чепыжей и перекуров минут эдак через 90-100. Ни у кого никаких сомнений не было, что Стас донесет все в полной сохранке. Не тот он человек, чтобы по дороге ополовинить груз. В этом смысле просто наинадежнейший гонец.

  — Будешь подходить к базе — позвони. Мы в лесу пока будем.
 Предвкушая праздник, Игорь со товарищи с удвоенной энергией продолжили поиск, нетерпеливо поглядывая на часы. Когда же Стас позвонит? Но долгожданного звонка через 90 минут не случилось. Подождали еще немного, но и через 100 минут — никаких изменений в эфире… В томительном ожидании проползло еще минут 15-20. ГДЕ?!.. Ладно, давай еще немного подождем. Прошло два часа после звонка. Самые нетерпеливые вызвались выйти навстречу, помочь другу донести его драгоценный рюкзак — с тайной мыслью сразу же облегчить его содержимое. Как-то невзначай все стали потихоньку подтягиваться к лагерю. Игорь решил позвонить сам.
  — Ты где?
  — Я иду по дороге.
  — В каком месте? Костю встретил? Он должен был тебе навстречу попасться, ему вечером на работу. Он в Мясной Бор пошел.
  — Да, встретил. Часа два назад еще. Голос Стаса, полный бодрости, почему-то начал внушать опасения – а все ли у нас идет по плану?
  — Высоковольтку перешел?
  — Да, давно уже. — Стас просто излучал по телефону победоносный оптимизм.
  — Речку перешел?
  — Да, примерно час назад.
 Братва в полном недоумении: от речки до лагеря минут двадцать ходьбы. Причем неспешной, запинаясь и с тремя перекурами.
  — А ты точно по дороге идешь? — Игорь начал сомневаться в добром здравии друга. От речки до базы за час уже можно было три-четыре раза туда-обратно сбегать.
  — Конечно! Я ж не пьяный. Вот след тягача. Свеженький. Вода даже в колеях еще мутная...
 Что-то в этих словах Игоря насторожило. Но вот что, он понять не мог, подозрения мелькнули и моментально ушли куда-то в подсознание.
  — Ну, давай, шагай быстрей. Народ ждет.
 
 Прошло еще полчаса. И еще полчаса… Потом еще… Братва от нетерпения ерзает по шершавым пенькам. По пятнадцатому разу все перекурили. «Где же ты, где, счастье далекое?» — песенка нетрадиционно ориентированного маэстро как-то невольно пришла на ум Игорю. Может, Стас пошутить решил таким жестоким образом? Тогда аутодафе ему обеспечено. Не, ну не мог же он, в самом деле, посреди дороги заблудиться. Тем более что в прошлом году уже по ней ходил. Правда, не один, а в компании. Но что это меняет? Дорога-то та же осталась.
 
 Разговоры у костра сводились к одному: где Стас? Кто-то произнес крамольную мысль: а, может, он все сам выдул?
  — Да ты что? Не… Стас на такую подлость не способен, в этом плане он просто ангел. Не может он такую бяку совершить.
 Но слова уже были произнесены. И мерзкий червяк сомнения потихоньку начал глодать иссохшиеся души любителей пива. Причем с каждой уходящей минутой делал это все уверенней и настойчивей. Наконец, остатки сомнений были им съедены, и Общество Вынужденных Трезвенников вынесло свой вердикт: Стас, скотина, охреначил всё пиво в одно лицо и теперь спит, гад, где-то под ёлкой. В пользу этой версии говорил и тот факт, что связь с абонентом пропала.
  — Мерзавец, и телефон выключил, чтоб не будили.
 Пара измученных жаждой добровольцев отправилась на поиски падшего ангела — с полной уверенностью, что его чуть живое тело найдут где-то между Полистью и лагерем в абсолютно непотребном виде. Часа через полтора растерянные разведчики вернулись с недоуменными лицами и уляпанные грязью по самые кепки. Не нашли предателя. И рюкзака его тоже нет нигде.Телефон по-прежнему отвечал эротичным голосом озабоченной барышни, что абонент в настоящее время не может ответить на звонок, так как спит, собака, пьяный и грязный неизвестно где.
 
 Грусть-печаль-тоска повисла непроницаемой пеленой над поисковым лагерем. Хмурые, небритые тени его обитателей слонялись бесцельно от кострища к палаткам и обратно. «Ну как же он мог??!» — вздымали руки к небу самые эмоциональные. Надежнейший из всех, кристальной чистоты человечище. И вот, нате вам!!! Так подвел коллектив, так низко пал. Кому же тогда в этой жизни верить можно, если даже Стас… Э-эх!..
 
 Прошло уже восемь часов с момента выхода самого ненадежного в мире человека из Мясного Бора. Надежда увидеть его сегодня живым и в добром здравии постепенно угасала даже в сердцах отчаянных оптимистов. До всех начала доходить очень неприятная и жестокая правда жизни — ПИВА СЕГОДНЯ НЕ БУДЕТ!!! СОВСЕМ НЕ БУДЕТ!!!
 Что ж. Проспится, придет на базу — ох, и устроим ему...
Но легче на душе от этой мысли не стало никому.
 Как то незаметно и темнеть уже стало. Не то чтобы народ обеспокоился долгим отсутствием гонца, но уже злость на парня стала утихать. Хрен с ним, с пивом. Выпитого не вернешь. Сам бы хоть нарисовался. Ночи в августе холодные — не простудил бы себе чего-нибудь, олух. На земле — не на перине спать.
 
 Беседы у костра «на сухую» совсем не клеились. Поисковики были похожи на детей, которым пообещали вкусную конфету, а вместо этого отшлепали по заднице. Каждый вращал в голове только одну мысль — о гнусном алкоголике. Хотя и по-разному. Кто-то молча жалел негодяя, а кто-то строил планы жесточайшей, медленной и извращенной мести.Уже двенадцать часов пролетело… Никакой надежды....
 
 Звонок мобильника разорвал скорбную тишину, словно взрыв полутонки за палатками. Игорь дрожащими руками нервно схватил телефон, уронил его в костер и тут же вытащил вместе с парой припекшихся углей.
  — Стас!!!
 Гробовая тишина повисла над лагерем. Десять пар глаз впились молниями в Игоря, включившего громкую связь. Десять пар ушей напряглись до красноты, пытаясь уловить голос с планеты Алко-Центавра. Десять пар ног по первой команде были готовы устремиться на поиск заблудшей овцы.
  — Ты где, придурок? — голос Игоря сорвался на крик. — Тебя тут уже четвертовать собрались, пень приготовили, Вадик топор точит…
  — Да все нормально со мной! — веселый настрой Стаса ничуть не изменился за двенадцать часов. Такой же бодрый и оптимистичный, — я в Тюменском лагере.
 Тишина у костра стала еще гробовее. Вадик выронил на ногу топор и даже не заметил этого. Где-то под корнями попискивали совокупляющиеся мыши. Далеко-далеко пролетел комар.
  — Гдееее!!???
  — Да в лагере у тюменцев. Меня тут уже покормили и в палатку определили. Переночую и приду. Вот только пиво… это… ну, мы тут по чуть-чуть совсем...
 Трах-тибидах-тарарах!!! Эмоциональный взрыв обделенных пивом поисковиков разнес окрестности вдребезги. Из всего многоголосья мнений о происшедшем печатными были только предлоги.
  — Ты как туда попал, долбо… ёжик? Это же три километра в сторону от Южной!!! — негодование Игоря оплавило мембрану новейшего гаджета.
  — Да чет шел-шел и попал… Они обещали завтра на нужную дорогу вывести.
  — Да можешь уже и не приходить!- Рявкнул Игорь напоследок в телефон и отключился.
  — Ну, не олух ли? Сказано же было — никуда не сворачивать! Какого… поперся в Тюмень???
 
 Как писал наш командир в своих мемуарах, «утро не заставило себя долго ждать". Ровно через двадцать четыре часа после времени ИКС произошло явление Стаса народу. Весело, с улыбкой, отдохнувший и не отягощенный абсолютно никаким посторонним грузом, исследователь окрестностей Мясного Бора бодро вошел на территорию лагеря. Нет. Оваций не было. Был ржач. Дикий безудержный ржач. Громкий и беззастенчивый. Друзья веселились, как могли. Они просто над ним глумились, упражняясь в остроумии. Как же много нового Стас о себе узнал. Оказывается, с сегодняшнего дня он человек-навигатор, чемпион по ориентированию в лесу и рекордсмен по преодолению шестикилометровой дистанции по пересеченке — всего за сутки прошел трассу...
 
 В конце концов выяснилось, что, идя по Южной дороге, Стас проскочил каким-то чудом мимо базы, повернул по немецкой узкоколейке в сторону Северной дороги и там вдруг увидел свежий след тягача, который за три часа до этого прошел в Тюменский лагерь. Этот путь ему показался более надежным. И он, ничуть не сомневаясь, понес весь стратегический запас в Тюмень. «Вот почему вода в колее была мутная, — подумал Игорь, — тягач проехал". И в голове все встало на место.
  
Александр Савельев
352
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+