В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Нарушил приказ и спас жизни солдат.

 

 

Федору Ивановичу Гавришу — 95. Из пяти братьев сегодня здравствует только он (Иван, Анатолий и Анастасий погибли на фронте, Павел умер в 1960-х — дали о себе знать ранения), и — единственный, кому довелось вступить в бой с нацистами в первый же день войны. Она застала 21-летнего Федора в городе Таураг — сюда перевели 365-й артиллерийский дивизион, в котором он проходил срочную службу и в составе которого принимал участие в финской войне.

«По ту сторону кордона слышался постоянный шум передвигающейся техники, строительные работы, — вспоминает Федор Иванович. — Красноармейцам же было твердо приказано не поддаваться панике. К началу июня потянулись перебежчики — поляки, сбегавшие от немецкого «нового порядка». Они в открытую говорили: «Чего вы тут отдыхаете?! Готовьте укрепления, немцы на вас не сегодня завтра нападут». Командир дивизиона слал донесения в штаб армии, оттуда в штаб округа и далее в Москву. От руководства же пришел ответ: это все происки вражеской разведки, распространяют их диверсанты, которых нужно расстреливать. Наш комдив тогда сказал: «Меня все равно расстреляют либо Гитлер, либо Сталин, а солдат я гробить не дам». И 17 июня он на свой страх и риск приказал солдатам окапываться и готовиться к обороне»
.
К 22 июня бойцы уже подготовили укрепления, вырыли окопы, в которых и ночевали. «Вечером 21 июня пошел дождь, — рассказывает Федор Иванович. — Шинелишки промокли. И в окопах сидеть было все тяжелее. Сказывалось и нервное напряжение. Чтобы немного поддержать товарищей, один из бойцов достал баян и дал небольшой концерт».

Федора Гавриша в ту ночь назначили разводящим. В полночь он успел развести пять постов. А в два часа только привел смену, как раздалось гудение моторов, а вскоре земля заухала от взрывов авиационных бомб. На глазах Федора была практически полностью уничтожена соседняя 85-я стрелковая дивизия — ее командир не решился взять на себя ответственность и начать строить укрепления. Бойцы мирно спали возле техники, в палатках, когда на их головы посыпалось смертоносное железо. Выжить удалось немногим. «Помню, как сейчас, по полю идут две цепи немцев, — вспоминает Федор Иванович, — первую мы подпустили и уничтожили, вторая же, увидев, что дело пахнет жареным, начала отходить».

В первые же дни подразделения, державшие оборону возле границы, попали в «котел». Федору Ивановичу, как и его товарищам, пришлось несколько раз ходить врукопашную. Больше за всю войну подобных атак у него не было: «Что такое рукопашная? Это страшно. Во время огневого боя все-таки ты на расстоянии и стреляешь по фигуркам, стараясь не осознавать, что убиваешь живых людей. А вот врукопашную ты с ножом или лопаткой глаза в глаза с врагом. И знаешь, что если не будешь достаточно смелым и ловким, можешь погибнуть. И вот бежишь, не чувствуешь ни рук, ни ног. Там махнул ножом, там лопаткой, увернулся, ударил и пошел дальше».

Федор Гавриш прошел всю войну, брал Берлин. За боевые заслуги именем братьев названа одна из улиц в городе Вишневое (Киевская область). На этой улице ныне и живет Федор Иванович. Также в городе проводится шахматный турнир имени братьев Гавришей.

 



203
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+