В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Врагу смерть неси - не позорь Руси

герой Овчаренко   Старинная пословица, вынесенная в заголовок, как нельзя более точно и ёмко отражает суть воинского подвига на поле брани. Испокон веков главными качествами защитника Родины считались смелость, отвага и «ярость благородная». Равно как презирались слабоволие, предательство и трусость.
Об одном из первых героев, первых дней начала войны с фашисткой Германией этот рассказ.
«ОВЧАРЕНКО Дмитрий Романович, род. в 1919 в с. Овчарово Ворошиловгр. обл. в семье крестьянина. Украинец. Окончил 5 классов. Работал в колхозе. В Сов. армии с 1939. Участник Вел. Отеч. войны с 1941. Ездовой пулем. роты 389-го стр. полка (176 стр. див., 9-я армия, Юж. фронт) рядовой О. отличился в оборонит. боях в р-не г. Кишинёв. 13.7.41 при доставке боеприпасов в роту вступил в бой с группой гитлеровцев. Проявив отвагу и находчивость, гранатами и в рукопаш. схватке уничтожил св. 20 солдат и офицеров. Боеприпасы были доставлены в роту своевременно. Звание Героя Сов. Союза присвоено 9.11.41. Нагр. орд. Ленина. В боях за освобождение Венгрии был тяжело ранен. Умер 28.01.1945».

С развитием Интернета в сеть попали и поистине удивительные документы, повествующие об этом эпизоде: представление  и наградной лист. Из них следуют такие подробности, в которые, на первый взгляд, трудно поверить, и которые, видимо, ввиду своей неправдоподобности были упущены составителями вышеназванного краткого биографического словаря...

Между тем существует и ещё одно — литературно-документальное — подтверждение этого подвига: рассказ Марка Колосова «Поэма о топоре», написанный аккурат в 1941 г. и вошедший в его сборник «Люди и подвиги».
Чтобы окунуться в обстановку, сложившуюся к четвёртой неделе войны на Южном фронте, обратимся к архивным документам. Судя по ним, войска фронта к середине июля 1941 г.,  отошли к Каменец-Подольскому и Могилёв-Подольскому, так как в районах этих городов ожидались крупномасштабные бои. Плохо организованная оборона частей 9-й армии, державших оборону на шестьсот пятидесяти километровом фронте, трещала по швам, особенно в центре боевого порядка. Германо-румынские части стремительно наступали в направлении  Днестра, вклиниваясь в оборону частей Красной Армии, они обходили очаги упорного сопротивления, оставляя их у себя глубоко в тылу. 9-я армия неумолимо отступала к Тирасполю и Рыбнице. Там находились укрепленные районы, которые позволяли удержать переправы через  реку Днестр. В ту пору тактическая оборона наших войсковых подразделений была построена  по принципу отдельных ротных и батальонных районов, не имевших чётко налаженной связи и не предусматривавших оказание взаимной помощи при прорыве войск противника через их участки. К тому же, постепенно откатываясь к Днестру, войска 48-го и 35-го стрелковых корпусов стали двигаться в разных направлениях, в результате чего между частями образовался почти стокилометровый разрыв, в котором методом подвижной обороны действовали только подразделения  2-го кавалерийского корпуса.
В таких условиях противник, дабы минимизировать свои потери, небольшими отрядами постоянно искал в рубеже обороны 9-й армии неприкрытые участки фронта. По всей видимости, на одну из таких моторизованных групп и напоролся наш герой.

Дмитрий Овчаренко, которого, по утверждению М. Колосова, после ранения перевели на некоторое время из пулемётного взвода в повозочные на склад вооружения, доставлял патроны и продукты на передовую, когда на окраине украинского села под названием Песец наперерез его подводе вырулили два немецких грузовика, в которых, как следует из представления Дмитрия Романовича Овчаренко к ордену «Золотая звезда», находились пятьдесят германских вояк и с ними три офицера. Немецкий офицер, выпрыгнув из машины, выбил оружие из рук бойца и, как опять же сказано в представлении, «начал учинять ему допросы».

Возможно, фашист на какое-то мгновение отвлёкся, заглянув под брезент телеги или в один из ящиков с боеприпасами, но этого времени солдату хватило, чтобы достать  топор, который он  возил с собой, и всадить его в голову супостата (в представлении написано «отрубил голову германскому офицеру»). Понятно, что те, кто находился в машинах или к этой минуте выбрался размять ноги, никак не ожидали такого коварства от, казалось бы, беспомощного «водителя кобылы». И потому, когда наш солдат одну за другой метнул в сторону автомобилей три гранаты, немцы, наутёк. Овчаренко же, выбрав себе очередную цель — раненного осколком гранаты второго немецкого офицера, погнался за ним с топором и, настигнув в огородах, поступил точно так же, как с первым. Третий немецкий офицер успел скрыться...
Собрав у всех убитых (21 человек) документы, а у офицеров также карты, планшеты со схемами и записями, солдат привёз всё это в штаб полка, а «повозку с боеприпасами и продуктами доставил вовремя своей роте».
Нередко о настоящем герое мы говорим: «Проявил чудеса мужества, отваги и героизма», не задумываясь над тем, что, возможно главное слово здесь — «чудеса».



Как утверждают психологи, в экстремальных ситуациях человеческий организм может переставать чувствовать острую боль, мгновенно физически реагировать на происходящие события, невероятно ускорять анализ окружающей обстановки и принимать важные для нашего существования решения. Выделение адреналина – это естественная реакция организма на стресс. Но помимо этого определённые коррективы в наши поведенческие реакции вносят и те, кто занимался с нами в детстве, воспитывал нас. В рассказе М. Колосова есть эпизод о детских годах Дмитрия Овчаренко. Отец однажды рассказал ему, как все жители села взялись за топоры, когда кайзеровские вояки сильно досадили сельчанам. Дима на всю жизнь запомнил, как безжалостен народный бунт.
— Такая была рубка, что только держись! — заключил отец, и глаза его озорно поблёскивали».

Возможно, этот пример и всплыл перед глазами солдата, когда фашистские вояки оказались на его пути. Попав в экстремальные обстоятельства, красноармеец предпочёл размышлениям молниеносные действия. Оценив ситуацию, Овчаренко не пал духом, а внезапно превратился из безобидного извозчика в яростного бойца. Эта трансформация была настолько неожиданной, что враг, не предполагавший, что встретит сколь-нибудь серьёзное сопротивление, полностью уверенный в своём превосходстве, оказался совершенно не готов к внезапной атаке. И тут уже страх полностью овладел теми, кто считал себя победителями. Овладел настолько, что немцы не сопротивляясь, забыли о своём оружии и позорно бежали...

Естественно, есть много тех, кто не верит в правдивость этого фронтового эпизода. В Интернете появляются вопросы, мол, почему в представлении к ордену «Золотая звезда»  не указана партийность; почему призванный в РККА в 1939-м г. и ставший осенью 1941-го Героем  рядовой Дмитрий Романович Овчаренко до своей смерти в 1945 г. служил в звании рядового; почему бывший беспартийным Герой Советского Союза не стал ни комсомольцем, ни кандидатом в члены ВКП(б), ни коммунистом; почему в мемуарах генерал-лейтенанта Дмитрия Ивановича Рябышева, чья подпись значится в представлении, нет ни слова о герое Дмитрии Романовиче Овчаренко; почему на представлении нет печати; почему в биографическом словаре написано, что подвиг совершён под Кишинёвом, а указанное в представлении село Песец расположено в Хмельницкой области УССР, более чем в сто пятидесяти километрах к северу от тех мест, где воевала 176-я стрелковая дивизия, причём в полосе не Южного фронта, которым тогда командовал генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Рябышев, и в который входила эта дивизия, а Юго-Западного. Наконец, почему в базе данных «Мемориал» указано, что  Овчаренко был призван в РККА в 1944 г., а, поэтому, никак не мог совершить свой подвиг в 1941-м...

Попытаемся разобраться.
Во-первых, партийность указывалась не в представлении, а в п.4 наградного листа. А там графа заполнена на печатной машинке: «Беспартийный».
Во-вторых, нет ничего необычного в том, что наш герой до конца войны так и не стал коммунистом и оставался рядовым. Это не такой уж и редкий случай в то время.
Далее: в Интернете представлен не оригинал, а копия представления, заверенная начальником 2-го отделения интендантом 2 ранга Гончаровым, поэтому там нет ни печати, ни подписей командующего фронтом и ЧВС. Почему Дмитрий Иванович Рябышев не упомянул о герое в своих мемуарах? Перечитайте их заново. Ещё 11 июля генерал-лейтенант командовал механизированным корпусом, а 12-го был назначен командующим 38-й армией.

Дмитрий Овчаренко совершил свой подвиг 13-го, когда командарм занимался формированием полевого управления армии, а подчинённые ему войска откатывались к правому берегу Днепра (кстати, уже в августе генерал-лейтенант  Рябышев был назначен командующим Южным фронтом — это ли не показатель быстротечности событий?

Следующая указанная в его мемуарах дата — 16 сентября, когда фашисты заняли Белую Церковь. Это к слову о географии действий Южного фронта. В эти дни его войска оборонялись от Копай-Города (как раз недалеко от с. Песец) до Чёрного моря. Так что в Хмельницкой области находились как раз войска Южного, а не Юго-Западного фронта. Наконец, биографический словарь, как и базу данных «ОБД Мемориал», составляли люди. Поэтому вполне возможно, что там допущены ошибки. Но если во втором случае это могла быть глазная ошибка — (вместо 41-го года указали 44-й), то в первом автор информации исходил, видимо, из того, что конкретно 9-я армия, судя по оперативной сводке, действовала в эти июльские дни 41-го на Бельцинском направлении. А Бельцы по карте вроде бы недалеко от Кишинёва ( по прямой 110 км...)

Так и вкрадывались ошибки, из-за которых подвиг рядового Овчаренко многие считали фронтовой байкой. Однако, думается, правы те, кто утверждает, что на войне может случиться всякое.
Вот вам ещё два факта: командовавший в 1941 году Южным фронтом генерал-лейтенант Д.И. Рябышев, который подписал представление на Овчаренко, и в 1945-м оставался по-прежнему генерал-лейтенантом, только в гораздо более низкой должности — всего лишь командующим корпусом. А вот 176-я дивизия, в которой воевал Овчаренко, аккурат к 10 июля 1941 г. вошла в состав 48-го стрелкового корпуса, которым командовал не кто иной, как генерал-майор Родион Яковлевич Малиновский, который уже в 1944 г. стал Маршалом Советского Союза, а после войны — командующим войсками ДВО, министром обороны СССР… К сожалению, Родион Яковлевич не оставил воспоминаний о начальном периоде войны. Иначе возможно в них было бы ещё одно подтверждение подвига красноармейца Дмитрия Романовича Овчаренко.
Как свидетельствует М. Колосов, комбат тепло поблагодарил отличившегося солдата:
— Спасибо, товарищ Овчаренко! Есть у тебя ко мне просьба?
— Есть, товарищ капитан! — ответил повозочный.
— Прошу вернуть меня в пулемётный взвод. Давно хотел просить об этом, но не решался: вдруг вы подумаете, что я своей работы повозочного стыжусь!
Уже 27 июля 1941 года, как следует из представления, «на высоте 239,8 пулемётчик Овчаренко ураганным огнём уничтожал противника. Его пулемёт работал безотказно. Своим героизмом тов. Овчаренко воодушевлял всех бойцов на разгром фашистских банд».
Шёл только второй месяц войны...

 

 

164
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+