В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

ОБД "Алгоритм"

ПРЕДЫСТОРИЯ  ПРОЕКТА: «ОТ ГЕРОЕВ БЫЛЫХ ВРЕМЁН...»

На протяжении всей истории послевоенного советского государства КПСС возводила гигантские монументы − не нашим павшим героям, а партийной элите, насаждая и идеологизируя бессмысленные высотные памятники Сталину вдоль Волги-матери и монументы с погрудыми фигурами Ленина во дворе почти каждого сельсовета. Именно в постсоветское время, когда эти самые гранитные изваяния, посвящённые вождям мировой революции, начали демонтировать, как раз и вспомнили о необходимости увековечивания памяти наших павших солдат в бронзе, граните и латуни и о бессмысленности присутствия изваяний партийного кремлёвского Олимпа на воинских мемориальных кладбищах и местах бывших боёв.

В современной России ситуация с памятными знаками и монументами на местах бывших боёв ВОВ и братских воинских захоронений, а также массовой гибели мирных граждан набирает оборот не так скоро, как бы нам этого хотелось, в связи с лояльным отношению новой власти к процессу увековечивания памяти павших борцов с фашизмом. Хотелось бы, чтобы такая работа федеральных государственных, политических и военных органов нашей страны, находящая благодарный отклик в сердцах ветеранов ВОВ, больше была связана действительно с процессом увековечивания памяти наших павших дедов, а не с получением баллов в ходе выдвижения кандидатур во время предвыборной кампании...

 

ОБЕЗЛИЧИВАНИЕ ИМЁН ПАВШИХ ГЕРОЕВ

В связи с производившимся в 50-60-х гг. укрупнением воинских захоронений останки воинов большинства боевых, санитарных, плановых и других видов воинских захоронений (в том числе и индивидуальных могил) были эксгумированы и перезахоронены в большие братские воинские захоронения. Останки бойцов стихийно сносились со всей округи. На Украине даже были вопиющие случаи запахивания мощными тракторами с/х угодий с явными признаками следов бывших огневых позиций и боевых действий, с разбросанными останками солдат. Такая деятельность местных сельсоветов, а позже – «красных следопытов», на беглый взгляд кажется гуманной, но кроме негативных процессов, сумятицы и путаницы в благородную деятельность по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества воинов она ничего не привнесла. Толчком к такой стихийной деятельности послужила практика захоронения останков павших военнослужащих, партизан и мирных жителей военного периода, проводившаяся согласно предписаний «Инструкций по уборке бывших полей сражений» за № 106 (приказ НКО) от 04.04.1942 г. Также имели место быть случаи срытия индивидуальных неизвестных воинских захоронений на краю н.п., опушек лесных массивов, обочин дорог по причине того, что данные воинские захоронения якобы служат «помехами» в нормальном функционировании объектов коммунального хозяйства и прокладке коммуникаций: трубо- и газопроводов, грейдеров, лесосек и просек и т.д. Таким образом, миллионы советских бойцов по-прежнему остаются «пропавшими без вести», хотя на самом деле они лежат в укрупнённых братских воинских захоронениях обезличенными. В условиях отсутствия учёта воинских захоронений (учётные карточки воинских захоронений начали составляться сотрудниками ВК в 90-е гг.) и навыков поисковой деятельности с её традиционным соблюдением правил эксгумационных работ должного перезахоронения останков солдат не производилось. Итогом сооружения таких укрупнённых, больших братских воинских захоронений стало то, что среди числящихся (повторюсь: именно «числящихся») известных военнослужащих приписного состава там остались лежать также и неизвестные солдаты, нередко совершенно не из тех частей и соединений, большинство л/с которых числится перезахороненным в этих могилах (в том числе и не учтённые сотрудниками ВК по картотеке учёта воинских захоронений).

 

МОЙ ЛИЧНЫЙ ОПЫТ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ ПОИСКОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО, ПРОПАВШЕГО БЕЗ ВЕСТИ НА ЭТАПЕ САНИТАРНОЙ ЭВАКУАЦИИ ИЗ ПЕРЕДОВОГО (ВОЙСКОВОГО) РАЙОНА В Г.ТАРНОПОЛЬ УКРАИНСКОЙ ССР

Из данных централизованного учёта Центрального архива Министерства Обороны (Основание: ЦАМО, ф.58, оп.977537, д.35) мне известно, что Косик Василий Фёдорович, 1922 года рождения, место рождения – с.Миньковцы Шепетовского р-на Каменец-Подольской обл. Украинской ССР «2» февраля 1944 г. призван Славутским РВК Каменец-Подольской области. Службу проходил рядовым в в/ч 177 армейский запасной стрелковый полк, затем в составе маршевой роты был направлен Действующую Армию − на Первый Украинский фронт в 1128 стрелковый полк. Из свидетельских показаний Дереки Ивана Ивановича (сослуживец и земляк Косик В.Ф., призван в один день с ним Славутским РВК), приложенных к Послевоенному донесению Шепетовского ОГВК за № 1917 от «15» сентября 1963 г. следует, что «8» апреля 1944 г. в бою за г.Тернополь Дерека И.И. получил ранение и был эвакуирован в госпиталь, а Косик В.Ф. остался в составе подразделения, с этого времени гр. Дерека И.И. больше ничего неизвестно. «12» апреля 1944 г. Косик В.Ф. получил ранение в боях за г.Тернополь, и, согласно сопроводительным документам (приказ по полку), эвакуировался в тыловой госпиталь на излечение. Дальнейшая судьба воина неизвестна. В послевоенном донесении Шепетовского ОГВК учтён как «пропавший без вести». В приказе по 1128 СП 336 СД № 0103 от «12» апреля 1944 г. значится: «Выбывших в МСБ по ранению рядовой состав: 7. КОСИК Василия Фёдоровича с сего числа исключить из списков личного состава и всех видов довольствия полка…»  Основание: опись 5844Ic, д.7, л.85.

В состав 336 СД входил 431 медсанбат.
Считаю наиболее вероятными версии безвестного выбытия бойца:
− был оставлен на поле боя (в городской черте), захоронен в одной из братских могил как неизвестный или в санитарном захоронении местными жителями, а приказ по части о выбытии в ОМСБ был составлен заочно;
− умер на этапе санитарной эвакуации и захоронен как неизвестный: возможно, при нём не было необходимых документов, удостоверяющих личность;
− при транспортировке в госпиталь (ОМСБ) был захвачен в плен или убит;
− при транспортировке на этапе санитарной эвакуации в транспортное средство попал артиллерийский или авиационный снаряд, останки не поддавались опознанию (просто медперсоналу не до этого было) и были захоронены;
− был доставлен в госпиталь без документов, удостоверяющих личность, скончался не приходя в сознание или от болевого шока и не смог сообщить информации о себе; захоронен в братском воинском захоронении и в Книге погребения ОМСБ числится как «неизвестный».

Данные версии являются рабочими.

Думаю, следует создать своего рода прецедент − схему, по которой каждый, кто заинтересован в розыске бойца, относящегося к категории «пропал без вести», смог бы сопоставить и проанализировать данные такой таблицы (должна содержать модель наиболее вероятных рабочих версий по категории «пропал без вести») с информацией из следующих достоверных источников:
− Донесений о безвозвратных потерях;
− Послевоенных донесений ВК;
− Журналов учёта рядового и сержантского состава подразделения (полка, бригады);
− Книг погребений ОМСБ и др. лечебных учреждений;
− Алфавитных книг умерших эвакуаприёмников;
− Именных списков потерь дивизии;
− Картотек учёта потерь;
− Дополнительных списков ПМК (полковых медпунктов);
− Журналов боевого и численного состава;
− рабочих документов Военных Комиссариатов;
− документов о боевом пути частей и соединений;
− Боевых донесений, приказов и др. документации частей, соединений и фронтов.

Не лишней здесь будет и личная информация о родственниках из семейных рассказов и архивов. Сопоставив и проанализировав все факты, из этого массива рабочих версий можно оставить несколько или даже одну − наиболее вероятную − и по ней уже работать. Этим самым сводится к минимуму процент погрешностей и ошибок, неизбежно сопровождающих любую исследовательскую работу в процессе поиска. Метод проб и ошибок, который мы так часто используем, изжил себя и не актуален. Нужно идти дальше!

На одном из форумов администратор высказал очень интересный тезис, который я взял себе за руководство по поиску:
«Схема поисковой и исследовательской работы здесь может быть только один − максимально возможный сбор архивных сведений о человеке, которые смогут пролить свет на его военную биографию, с последующим их анализом и установлением причинно-следственной связи, но только исключительно через призму военно-теоретических и военно-исторических (энциклопедических) знаний. Это наиболее верный путь − путь поисковика. Его и следует придерживаться, а не рассчитывать лишь только на одну удачу...»

 

ПЕРВЫЕ ШАГИ НА ПУТИ К ИДЕЕ ПРОЕКТА

Моя идея с СОЗДАНИЕМ  ОБД «АЛГОРИТМ» ПО РОЗЫСКУ БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ никем пока не принята во внимание − по-видимому, её не считают чем-то новым в практике поисковых движений. Хотя составить для себя простейшую таблицу с вариантами поиска, подставляя в неё уже найденные данные, каждый в состоянии. Надо отметить, что некоторые проблемы поискового движения частично решил в 2008 г. Председатель Совета Регионального общественного Фонда поисковых отрядов Республики Башкортостан Ильдар Зинурович Бикбаев, создав МОДЕЛЬ ПОИСКА. Заслуга этого талантливейшего военнослужащего в том, что во многом благодаря и на основе его МОДЕЛИ ПОИСКА и исследовательской работы «Коммуникационные барьеры в государственном управлении по вопросам увековечения памяти погибших защитников Отечества» появилась уникальная возможность создания ОБД «Мемориал».

Мой же «АЛГОРИТМ» в идеале должен представлять собой компьютерную программу несколько иной направленности: обрабатывая с помощью  единого автоматизированного банка архивных данных  введённую заинтересованным лицом ключевую информацию (к примеру, « поисковая анкета на розыск безвестно отсутствующего военнослужащего» ), система должна выдавать либо конкретный документ в соответствии  с заданными социально-демографическими и др. параметрами поиска, либо ключевые документы ( скажем, Боевые донесения части за искомый период боевых действий в конкретном районе проведения боевых операций подразделения или воинской части ) для дальнейшего поиска информации.

Но для создания такой программы необходима оцифровка (сканирование) колоссального количества архивных документов! Таким образом, такая электронная программа с  единым автоматизированным архивным массивом  напоминала бы Интернет-сайт  « www.obd-memorial.ru/ » с тем лишь отличием, что параметры поиска данной программы многогранны и зависят от ряда объективных причин − стечения обстоятельств военного времени, которые стали результатом безвозвратного выбытия воина из состава воинской части по последнему месту службы.  Составляющими таких параметров и должны стать различные варианты  поиска, как то:   «поиск пропавшего без вести», «поиск пропавшего без вести на этапе санитарной эвакуации», «поиск погибшего с неизвестным местом захоронения» и т.д.

 

ЭТИМОЛОГИЯ ПРОБЛЕМЫ ОТСУТСТВИЯ УНИВЕРСАЛЬНОГО ОБД «АЛГОРИТМ»

Источник проблемы заключается в том, что уникальная практика «красных следопытов» − поискового движения, ведущая свою историю с середины 80-х гг., а также наработки медико-криминалистических центров МО РФ и МВД России не используются при проектировании федерального законодательства о поисковой деятельности России. Поисковые отряды ограничиваются предоставлением данных и результатов сезонных Вахт Памяти в ЦАМО РФ, региональные военные комиссариаты и органы местного самоуправления, игнорируя и обходя стороной Историко-архивный и военно-мемориальный центр Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, НИИ Министерства Обороны РФ, других ведомств, а также кафедры ведущих российских вузов военного /военно-исторического и археологического профиля. Иными словами, поисковым движением не ведётся на должном уровне учётно-статистическая работа и систематизация информации по местам проведения Вахт Памяти и подъёму останков павших солдат; территориальная же привязка к местности находок поисковиков, как то: костных останков воинов; фрагментов их одежды, обмундирования и войсковой амуниции; наград; личных вещей (в том числе и подписанных) и документов, устанавливающих личность военнослужащих, фрагментов личных записей; оружия, боеприпасов и их комплектующих; остовов и фрагментов военной техники – отражена, да и то не в полном объёме, в сопроводительной документации к находкам по той простой причине, что документирование поисковых и эксгумационных работ не регламентировано федеральным законодательством о поисковой деятельности, а проводится в соответствии с РУКОВОДСТВОМ ПО ПОИСКОВЫМ И ЭКСГУМАЦИОННЫМ РАБОТАМ, изданным Ассоциацией международного военно-мемориального сотрудничества «ВОЕННЫЕ МЕМОРИАЛЫ» Историко-архивного и военно-мемориального центра Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации (/В.Е. Мартынов и др./; Ассоциация «Военные Мемориалы». − 3-е изд. переработанное и дополненное. − М.: ТОО «Люкс-арт», 1997. − 80 с. ISBN 5-86997-016-4).

Сопроводительная документация поисковых отрядов к находкам, найденным на месте раскопок, − это, пожалуй, единственные факты, подтверждающие «некриминальность» происхождения останков. Такая документация хранится на балансе поисковых организаций (объединений). Такое хранение нисколько не смущает руководство поисковых организаций (объединений), и это несмотря на то что такие документы должны стать объектом исследования, анализа структурных подразделений НИИ и ЦАМО РФ, а также Историко-архивного и военно-мемориального центра Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Сведения, содержащиеся в сопроводительных документах к находкам российских ПО, должны тщательнейшим образом перепроверяться: информацию необходимо сопоставлять со сведениями о бойцах архивных фондов ЦАМО РФ, РГВА, архива ВМД Военно-медицинского музея Министерства Обороны РФ и др. государственных архивных организаций. Конечная цель такой сложной работы – выявление противоречий с параллельной корректировкой персоналий бойцов на ОБД «Мемориал». Необходимость такой адской работы обусловлена отсутствием в ЦАМО РФ учётно-послужных карточек на рядовой и сержантский л/с РККА: как нам уже известно, их попросту уничтожили по чьей-то секретной директиве или указанию. На сегодняшний день мы можем видеть лишь слепое сканирование рассекреченных и расшитых дел архивных фондов ЦАМО РФ, РГВА, архива ВМД Военно-медицинского музея Министерства Обороны РФ и др. государственных архивных организаций, хотя сотрудники ЦАМО РФ и корпорации «ЭЛАР» уверяли нас, что все оцифрованные документы тщательно перепроверяются и только после этого сшиваются. Если бы это соответствовало действительности, то думаю, что таких бы мягко говоря издевок и противоречий, которые можно видеть на ОБД «Мемориал» в отношении бойцов, отдавших жизнь за светлое будущее своей Родины, не было:  

Кривуля Иван Кузьмич
Номер записи 73928353
Дата рождения __.__.1906
Последнее место службы 141 СД
Воинское звание капитан – Начальник второго отделения штаба 141 СД
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.04.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 232
Жена: Кривуля Валентина Григорьевна проживает – Шурчинский р-н.
Номер записи 59629058

Фамилия Кривуля
Имя Иван
Отчество Кузьмич
Дата рождения __.__.1906
Место рождения Узбекская ССР, Кагановичский р-н
Дата и место призыва __.__.1928
Последнее место службы 141 СД
Воинское звание капитан
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.04.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 489
141 СД — с 09.07.1940г. Связь прекратилась с апреля 1942 года.
Номер записи 77153605

Фамилия Кривуля
Имя Иван
Отчество Кузьмич
Дата рождения __.__.1906
Дата и место призыва __.__.1928
Последнее место службы 141 СД
Воинское звание капитан
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия __.04.1942
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 555
Номер записи 74218502

Фамилия Кривуль
Имя Иван
Отчество Кузьмич
Воинское звание капитан
Причина выбытия попал в плен (освобожден)
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 623
Номер записи 55874600

Фамилия Кривуля
Имя Иван
Отчество Кузьмич
Дата рождения __.__.1906
Место рождения Ворошиловградская обл., Кагановичский р-н, с. Троцкая
Дата и место призыва Артемовский РВК, Украинская ССР, Сталинская обл., Артемовский р-н
Последнее место службы 263 сд
Воинское звание капитан
Причина выбытия убит
Дата выбытия 25.04.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 333
Номер записи 74007264

Фамилия Крибуля
Имя Иван
Отчество Кузьмич
Дата рождения __.__.1906
Последнее место службы 995 СП 263 СД
Воинское звание капитан
Причина выбытия убит
Дата выбытия 25.04.1944
Название источника информации ЦАМО
Номер фонда источника информации 33
Номер описи источника информации 11458
Номер дела источника информации 239

  Один и тот же человек учтён 6 раз! Или может это его отцы-командиры приказали 6 раз погибнуть или безвестно пропасть офицеру?!? Стыдно и больно за своих дедов…

 

ОБОСНОВАНИЕ НЕОБХОДИМОСТИ СОЗДАНИЯ «АЛГОРИТМА» ПО ПОИСКУ БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ

Историко-архивный и военно-мемориальный центр Генерального Штаба Вооруженных Сил Российской Федерации в Руководстве предложил рекомендации по оформлению ПО сопроводительной документации к находкам, обнаруженным при проведении Вахт Памяти и др. поисковых работ на местах бывших боёв ВОВ:

«5. Оформление документации.
Для документирования поисковых и эксгумационных работ предлагается использовать несколько форм документов, каждый из которых фиксирует определенный этап работ:
• при проведении поисковой разведки проводится рекогносцировка местности и составляется протокол осмотра захоронения (могилы, кладбища) Форма № 3 (см. Приложение 20, 20а), к которому прилагаются фотографии захоронения (кладбища) с двух различных точек съемки, по два экземпляра каждой фотографии;
• для проведения эксгумационных работ необходимо разрешение местных органов власти и управления, и Госсанэпиднадзора;
• приступая к эксгумационным работам составляется акт о начале работ — Форма № 4 (см. Приложение 21);
• эксгумация захоронений военнослужащих сопровождается составлением на каждое захоронение протокола эксгумации:
− для одиночных захоронений Форма № 1 (см. Приложение 17, 17а);
− для братских захоронений Форма № 2 и Приложение к Форме № 2 (см. Приложения 18, 18а, 19).
(Если план-схема захоронения не умещается в протоколе, то она составляется в произвольной форме и прилагается к протоколу).
• при сплошной эксгумации останков на воинском кладбище составляется протокол Формы № 7 (см. приложение 23), вместо Форм № 1 и № 2, и план кладбища с указанием рабочих номеров могил;
• по завершению эксгумации составляется акт об окончании работ Форма № 5 (см. Приложение 22);

Протоколы эксгумации заполняются тщательно, разборчиво и со всеми подробностями (место расположения, место перезахоронения, сведения о погибшем и т. д.), подписываются лицами, проводившими эксгумацию и заверяются подписью и печатью представителя местных органов власти и управления или военного комиссариата;
• протоколы Форм № 1, № 2, № 4, № 5, № 7, составляются в трех экземплярах:
1. первый экземпляр передается представителю местных органов власти и управления,
2. второй − в вышестоящую инстанцию,
3. третий − остается в организации, проводившей эксгумационные работы;
• оформленные протоколы эксгумации защитников Отечества хранятся в архиве отряда, а данные из них направляются в поисковый Центр «Судьба» для занесения в базу данных (см. главу 3.5);

При обнаружении в ходе работ неизвестных советских, итальянских, немецких или иных воинских захоронений, заполняются протоколы обследования по Форме № 3, для их учета и последующего благоустройства или перезахоронения. При этом составляется план места расположения захоронения (кладбища) с указанием сторон света, ближайших дорог, населенных пунктов, рек, отдельных домов, дорожных указателей, т. д. Протоколы высылаются или передаются Ассоциации «Военные Мемориалы», как организации, уполномоченной Правительством РФ на выполнение задач, вытекающих для Российской стороны из заключенных международных соглашений (Постановления Правительства РФ 33 от 13.01.95 г., 1026 от 23.10.95 г., 1397 от 23.11.96 г.) [15,16,17].

Нужно сказать, что данное Руководство может стать определяющим в координации поисковой деятельности в России в целом, если оно будет закреплено как нормативно-правовой акт.

В предисловии к Руководству по поисковым и эксгумационным работам сказано:

«Рекомендовано Министерством обороны Российской Федерации военным комиссариатам, поисковым отрядам и объединениям, специалистам, занимающимся поисковой работой и проблемами воинских захоронений, для использования в практической работе.

Излагаются основные направления и методы проведения поисковой работы, которая проводится в целях достойного захоронения защитников Отечества и увековечения их памяти, а также предания земле останков иностранных военнослужащих.

Поисковая работа трактуется авторами данного пособия как комплекс мероприятий, включающих непосредственный поиск неучтенных захоронений военнослужащих, отдавших свои жизни при исполнении воинского долга, и установление их имен, а также эксгумацию и перезахоронении останков, благоустройство воинских могил и уход за ними».

То есть Руководство содержит лишь общие рекомендации по координированию поисковой работы данные правила не являются обязательными для исполнения нормами-предписаниями, так как не закреплены в федеральном законодательстве о поисковой деятельности в России. Данные правила Руководства могут лишь послужить основой для локального правотворчества поисковых организаций, определив ведущие принципы и направления поисковой деятельности, а также став ведущими нормами морали корпоративной этики поисковых объединений (отрядов).

Думаю, не будет лишним здесь привести Введение Руководства по поисковым и эксгумационным работам:

«Введение.
Методы и приемы поисковой работы определяются ее целевой направленностью и основываются на знаниях и опыте каждого ее участник

233
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+