Танк в небе

В первые десятилетия двадцатого века военные получили новые образцы боевой техники, которые обладали невиданной доселе мощью. Танки, самолеты, пулеметы и мощнейшие орудия изменили облик войны. Ученые и конструкторы в погоне за новыми образцами средств истребления воплощали в жизнь самые невероятные идеи.

 
Яркий тому пример — попытка «скрестить» самолет и танк. Первым идею «крылатого танка» предложил еще в 1932 году инженер из Соединённых штатов Джон Уолтер Кристи (чьи  проекты легли в основу советских  танков БТ). Однако реализовать задуманное ему не посчастливилось. В СССР схему Кристи взял на вооружение и доработал авиационный конструктор А. Рафаэлянц. Но и он по объективным причинам не смог довести задуманное до логического завершения. В мае 1937-го  М. Смалько  спроектировал колесно-гусеничный  летающий танк МАС-1. Удалось даже изготовить полноразмерный деревянный образец, после чего все работы по разработке машины были приостановлены. Собственный «крылатый танк» безуспешно пытались создать и британские инженеры. Однако, дальше всех в этом направлении продвинулся знаменитый советский авиационный конструктор О. К. Антонов. В самом начале  Отечественной войны несколько конструкторских бюро получило задание народного комиссариата авиационной промышленности на проектирование десантно-транспортных планеров, предназначенных для переправки воздушных десантов и доставки грузов партизанам. За эту работу взялся и О.К. Антонов, имеющий к тому времени богатый опыт проектирования спортивных планеров. Однако в своих разработках талантливый конструктор пошел гораздо дальше: в конце 1941-го им было предложено подвесить к планеру легкий танк. Задумано было следующее: «крылатый танк», буксируемый самолетом в кратчайшие сроки перебрасывается в тыл врага, не долетая  20–25 километров до цели, он отделяется и бесшумно планирует на посадку. 
 
 Приземлившись, танк сбрасывает свои крылья и  без промедления вступает в бой. Доктрина летающих танковых армад возымела поддержку у военных, и Антонов уже в конце 1941-го приступил к работе. Необычный летательный аппарат, не имевший аналогов в истории авиации, получил индекс КТ («Крылья танка»). Употреблялись также индексы: АТ, АТ-1, планер А-40. Для последующих испытаний коллективу Антонова был предоставлен легкий  танк Т-60, разработанный на московском заводе №37. Расчеты, полученные при проектировании танка, продемонстрировали высокую надежность ходовой части этой боевой машины. Ходовая часть оказалась достаточно прочной, чтобы выдержать расчетную нагрузку при взлете и приземлении. Новый  летательный аппарат  был спроектирован всего за пару недель. В апреле 1942-го планер «летающего танка» был изготовлен в городе Тюмени, всего в одном экземпляре, куда при эвакуации было отправлено конструкторское бюро Антонова. Так как планер задумывался разового применения, конструкция его была предельно простой и дешёвый в производстве. Наилучшим вариантом стала давно известная и зарекомендовавшая себя схема биплана с размахом крыла около 18 метров. Длина планера составила 12,06 метра. Биплановая коробка крыльев и хвостовые баки крепились к танку в четырех точках нижнего крыла. Разработанная система тросового управления была подведена к рабочему месту механика-водителя  (он же стал пилотом планера). Отклонением рукоятки управления, размещенной справа от механика-водителя, крепление разъединялось, отчего планер сбрасывался. Буксировочный замок размещался непосредственно на танке. В целях улучшения аэродинамических свойств  при производстве полета башня танка при монтаже планера разворачивалась стволом назад. Для увеличения обзора водителю-пилоту разработали специальное оптическое устройство.
 
Максимальная взлетная масса КТ составляла 7,8 тонны. Из них на планер приходилось порядка 2000 килограммов. Испытания «Крыльев танка» проходили с 7 августа по 2 сентября 1942 года в подмосковном местечке Стаханово  на аэродроме Летно-испытательного института. Проводил их  летчик-планерист С.Н. Анохин. Для буксировки «летающего танка» был выделен  бомбардировщик ТБ-3, оснащенный форсированными моторами АМ-34 РН (командир экипажа П.А. Еремеев).
 
Перед испытаниями танк решено было предельно облегчить. С него сняли башню, вооружение, боекомплект, фары. Оставили лишь 100 литров топлива. В итоге вес боевой машины снизился до 5,8 тонны. Вместе с планером полетная масса конструкции составила 7,8 тонны. Испытания начались с проверки шасси, для чего было проведено несколько пробежек на буксире по бетонной полосе и по грунтовому покрытию. Для проверки системы управления «летающего танка» провели три взлета на высоту до четырех метров.
 Первый и, к всеобщему сожалению коллектива конструкторов, последний полет «крылатого танка» состоялся утром

сентября 1942-го. Взлет прошел в штатном режиме.
Сергей Анохин позже рассказывал «Крылатый танк»  немного вздрагивает и трогается с места. Все быстрее и быстрее мы разгоняемся по полю. Потом небольшой крен влево  и машина в воздухе. Выравниваю ее относительно горизонта. Мы стремительно идем в набор высоты. Тихонько трогаю рули. Аппарат послушен и  отвечает на мои движения. Все  идет нормально. И вдруг… Поступает сигнал командира буксировщика: «Очень греются моторы. Буксировать дальше не могу!». Из-за очень большой массы КТ и высокого аэродинамического сопротивления танка буксировка велась на предельно допустимой мощности двигателей бомбардировщика со скоростью около 130 км/час. Аэропоезд едва достиг высоты в сорок метров. Попытка пилотов бомбардировщика повысить скорость хотя бы до 140 км/ч дала обратный эффект: «летающий танк» начал снижаться с небольшой вертикальной скоростью полметра в секунду. Плюс к  этому  из-за пиковых нагрузок стали перегреваться двигатели ТБ-3. Возникла реальная угроза падения… В этих условиях Павел Еремеев принял решение подвести аэропоезд к ближайшему аэродрому Быково. По команде командира буксировщика Анохин отделился от самолета и благодаря своему летному мастерству успешно приземлился на грунтовую ВПП. Не сбрасывая крыльев, танк медленно двинулся к аэродромному командному пункту.
 
Появление в подмосковном небе невиданной крылатой машины всполошило стартовую команду аэродрома. Они не были извещены о совершении вынужденной посадки летательным аппаратом КТ, руководитель полетов на аэродроме объявил воздушную тревогу, и расчет зенитной батареи был приведен в готовность. Когда летчик-испытатель покинул «летающий танк», его тут же задержали красноармейцы.
Лишь с прибытием поисково-спасательной команды из Летно-испытательного института инцидент был исчерпан. Своим ходом КТ вернулся на аэродром базирования в Стаханово.
 
К сожалению, после первого полета все работы над этим интересным проектом были свернуты. Испытания показали, что концепция создания «летающего танка» вполне имеет место к существованию. Но для успешной транспортировки КТ необходимо применять более мощный самолет, нежели ТБ-3. На тот момент подходящим буксировщиком мог быть только  стратегический бомбардировщик Пе-8. Однако этих машин было произведено всего лишь около восьмидесяти единиц. Они использовались для  воздушных рейдов на большие расстояния, в частности, для бомбардировки Берлина.
  
Так что рассчитывать на использование Пе-8 в качестве буксировщиков летающих танковых армад не приходилось. К тому же в конце 1942 года танк Т-60 был снят с серийного производства. С появлением после войны новых разработок в области тяжелых военно-транспортных самолетов и мощных парашютно-десантных систем вопрос о «летающих танках» отпал сам собой. Однако практическая реализация невероятной, казалось бы, идеи — подарить танку крылья — вписала яркую страницу в историю советского самолетостроения.
 
                                      
199
Нет комментариев. Ваш будет первым!