БИБЛИОТЕКА ПОИСКОВИКА

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Косточки под елочкой



Вы когда — нибудь слышали, как падает снег? Не просто шелестит или ложится, а падает, с грохотом ударяясь о голые ветви деревьев? Это можно услышать только в полной тишине. Вдали от городов, дорог и людей. Это можно услышать только если очень захотеть. Мне кажется услышать можно все.  Как ползет по листочку улитка, как разгребает землю крот, как летит капля росы с травинки на землю. Услышать, как прорывается, путаясь в ветвях, солнечный зайчик, можно услышать все, нужно просто захотеть это услышать. Я стоял в глухом лесу и слушал, как падает снег. Как ударяются друг о друга и разлетаются в разные стороны снежинки. Как они ровно, с хрустом ломая свои изобретенные природой узоры, ложатся на снежный наст. Я стоял и слушал тишину, которую можно и хочется услышать после часовой тряски в кабине ревущего старым дизелем трактора, рвущегося по снежной целине старой, заросшей, фронтовой дороги в лес. Я стоял, снег падал, а вокруг была война. Да, это одно из тех мест, где она еще не скоро закончится, если помнить слова Великого полководца про последнего не захороненного солдата. Именно здесь они и лежат. И я думаю она не закончится никогда, потому что не захоронят всех….

Разорвало их, расшвыряло по воронкам, разметало в молекулы железом и сотнями килограмм тротила, испарило и, как в известном стихотворении, «не петлички, ни лычки». Это сделали враги и война — самое страшное творение человека, пожирающее его самого, уничтожающее тела и испепеляющее души, выжигающее даже выживших изнутри и заставляющее их всю оставшуюся жизнь просыпаться в холодном поту, вспоминая во сне разорванные тела своих товарищей. 
Но есть и другой зверь, он как шакал бредет рядом со страшным исполином войны, слизывая кровь, капающую из его оскаленной пасти. Эта кровь в пасти войны — людские жизни, а зверь, слизывающий эту кровь,- БЕСПАМЯТЬЕ. 
Этого зверя кормим мы с Вами, те, кому посчастливилось жить в мирное время, те, кто о войне знает из фильмов и рассказов немногих выживших ветеранов. Мы своими поступками отдаем на расправу БЕСПАМЯТЬЮ жизни и судьбы проглоченных войной. Нам посчастливилось пока не видеть страшного оскала войны, он где-то далеко щерится нам с экранов телевизоров и интернет-страниц, репортажами из горячих точек. Смотря эти репортажи, мы думаем: «хорошо, что не у нас». Но наши поступки, наше БЕСПАМЯТЬЕ, может и к нам привести своего вечного страшного спутника — ВОЙНУ! 

Мы приехали сюда по старой фронтовой дороге глубокой зимой, потому что летом в этот девственный лес и пешком-то пробраться сложно. Мы приехали, чтобы не дать БЕСПАМЯТЬЮ сожрать навсегда еще одну жизнь. Кто-то, какие-то русские люди, внуки и правнуки воевавших и может оставшихся в этом лесу навсегда солдат, чьи, пробитые пулями и осколками каски и котелки, поднятые ветвями выросших деревьев, висят здесь на каждом шагу, эти люди нашли здесь погибший советский самолет. Нашли, разобрали и сдали в металлолом то, что осталось от машины. Сдали давно, несколько лет назад, сдали как сдают ежегодно сотни и тысячи тонн железа той войны… На наши вопросы о том, что это была за машина, остались ли номера, был ли экипаж??? Нам сказали, что номеров не осталось, а косточки там, под елочкой лежат. Вы слышите? «Косточки лежат под елочкой»!!!

Откуда это в нас? Почему мы, став солдатами или просто подчиненными, осуждаем свое руководство за бездушное отношение к людям? Мы все простые люди осуждаем полководцев, которые для достижения своей цели не жалели солдатские жизни, мы на своих кухнях за стопкой водки в День Победы проклинаем того, кто, как ему приписывает молва, сказал: «не жалеть солдат, бабы еще на рожают». Мы то чем лучше? Чем лучше те простые люди, которые, выворотив из обломков искореженной взрывом кабины, тело, да, именно тело человека. Чьего-то сына, отца, деда бросили под дерево, как анатомический набор, позарившись на несколько сот килограмм, пропитанного его кровью, металла. Почему не задумались они не на секунду, что его, быть может, до сих пор ждут и ищут. 
Почему не увидели, того, что видели мы, стоя над ямой, из которой кто-то вырывал его тело вместе с покореженным металлом. А мы видели, как в вышине, над вековыми соснами маленькими черточками крутились в смертельной карусели самолеты. Они не услышали, как стрекотали пушки и пулеметы, как скрежетали, разрывая обшивку крыльев, снаряды и пули. Как скрипели на запредельных перегрузках воздушного боя шпангоуты и лонжероны. Почему не почувствовали, как разрывает тело огненная сталь вражеских снарядов, как лижет лицо огонь, как трещат, сгорая, волосы, рвутся мышцы рук, из последних сил тянущие на себя ручку управления. Как хочется жить и слышать грохот падающего снега и звук ломающегося узора снежинок, а не хруст сминаемых костей молодого человеческого тела, жаждущего жизни. 
Видеть солнце в вышине елей, а не бензиновое, черное от копоти пламя, пожирающего жизнь, надежды, любовь и мечты. Почему не подумали, что где-нибудь какой-нибудь простой человек, внук или правнук героя, ждет его.


Сергей Мачинский 

+1
249
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+