В память о павших,

Во славу живых!

Авторизация
Войти с помощью
Популярное

Дорога в другую жизнь


При одном только слове «погода», у любого поисковика перед глазами всплывет картинка, связанная с её капризами. В каких только условиях не приходилось оказаться отрядам, приезжающим на вахты!
От непрестанных дождей — до засухи, при которой небеса не обронили ни капли. От изнурительной жары — до морозов и нежданного снега, укутывающего землю. Погода это одно из трех пожеланий, которые делает поисковик поисковику перед вахтой. Первое и   второе — это,  конечно, пожелание здоровья и удачи.

Даже в обычных условиях мало приятного — быть застигнутым проливным дождём, как говорится, в одну минуту промокнуть до нитки. А как это — весной в лесу при температуре градусов семь, восемь? Кто-нибудь знает, сколько стоит палатка, которая непромокающая, выдерживающая  три-четыре  дня дождя? Узнаете — не удивляйтесь, не у каждого такие деньги водятся. А про ночь, пусть даже не морозную, в палатке по швам капли пропускающей, да в спальнике сыром?
— Говорить нечего,  перспективка  так себе — ни  к черту  перспектива. Я — о планах на здоровье. Костёр  скажите спасёт ? Не спорю, это основной помощник. А вот вы лично, позвольте поинтересоваться, пробовали в лесу дров на костерок насобирать, когда дождь уже дней пять подряд идёт? А костерок развести, когда с дров капает? Так что не всё так просто.

А если речь вести о Мясном Боре, то позволю напомнить — там болота сплошные, воды и без дождей хватает.  Лично я  на всю жизнь запомнил летний дождичек 2009 года. И не я один конечно.
Ночью я костер поддерживал: зальёт — новый сложно развести. Так вот в один момент гляжу, а костёр мой сам по себе взял и пошел от меня. Я на пеньке сижу, как и сидел, а он удаляется. Я в шоке пребывал, пока не понял, что к чему.
— Ночью у костра округу не видишь, огонь слепит. Мне и не к чему, что лагерь от дождя в сплошной заводи оказался -    болота, места низинные. Хорошо, что палатки на настилах — имеется «сухой» запас в сантиметров двадцать. А костерок мой подтопило не сверху (там мы  клеёночку  натянули), а снизу. Он на золе с углями, как на плоту, поплыл из-под моего носа.
Так что — за что, за что, а за пожелание хорошей погоды на вахте — всегда всем отдельное «спасибо».

Как правило, поисковики больше всего переживают из-за погоды за два дня — день заезда и день выезда из леса. Оно и понятно: разбить лагерь, поставить палатки под проливным дождём — дело «весёлое», да и собрать потом, и всё сырое домой тащить — также занятие не скучное. В поезде из рюкзаков течет, хорошо, если попутчики «с пониманием», а то всякое бывает — и в тамбур могут выпроводить.
Иной раз и впрямь задумаешься, ну что это вас на этакие приключения толкает? Сидели бы дома, тепло сухо, телевизор фильму показывает, и что за окном творится, — вас не колышет. Так нет, не сидится… И не на бережок вблизи протекающей речушки, вон за какие километры укатили. А оно того стоит? Оно надо?

Подумаешь, сопли от простуды утрёшь, вспомнишь, как солдатика из сырости болотной подымали, — и всё как-то на свои места встаёт. И простудился вроде не сильно, и устал не очень, и деньги потратили на вахту не напрасно, выходит. Следующая не за горами. Выводы соответствующие делать надо. Лекарства соответствующего  поболее  требуется и  клеёночки  попрочней прикупить надобно. Не плохо бы и  коробочку конфет на обратный путь иметь, на случай попутчиков ворчащих. Ну да это    — как уж придётся. Ну точно -   не нормальные.

Одна наша хорошая знакомая, корреспондент Ирина, написала о поиске сборник рассказов под названием «Другая жизнь» где постаралась рассказать о поисковиках Ивановской области, работающих на Новгородской земле. Кстати, наша первая встреча произошла как раз под проливным дождём вахты.
Я и Света с той вахты от отряда выезжали на несколько дней раньше, а отряд Виктора Егорова, с которым она решилась « повахтить », в этот день заезжал.

Пообщаться нам тогда не довелось, некогда было. Мы сырые с рюкзаками (в наш рост и веса непомерного) к трассе выползли, а они из сухой и тёплой «газели», на которой приехали, — под дождичек, и не мелкий. И дальше от этой трассы — «на горбах» в лес, за   километр без малого, пожитки свои перетаскивают.
Какие тут беседы? Привет, привет, да удачи. Мы ещё тогда со Светой подивились смелости её. Нешто в нашем строю ненормальных прибыло?  Мы-то  знаем, чем оборачиваются попытки окунуться в этот «реализм».
Шансы после этого «сорваться», как поисковики говорят, выйти из поиска навсегда, — только до поры есть, пока тебя солдатики не выбрали. А как выберут, да подпустят до своего обнаружения и подъема, — если не всё, то многое поменять в жизни придётся.
Вон Сашка Савельев за ножичком немецким приехал, так теперь уже какой год по пять (а то и шесть) раз приезжает. Нож, каска — это вроде как шелуха теперь для него, после того, как солдатика поднял. Места эти силой обладают необъяснимой, если зацепит, — просто так не отмахнёшься. Сами в этом убедились.

А рассказы у Ирины хорошие получились, добрые. А главное, на мой взгляд, без лишнего пафоса. Нынче, что не встретишь — словоблудие какое-то сплошное. Как в магазинах — товара вроде много, а поесть купить нечего, всё какое-то несущественное.
О поиске рассказывать сложно, а написать — и того трудней. Тема вроде одна, а поиск и методы поисковиков в каждом случае совершенно различные. Никак нельзя рядом ставить поиск в Мясном Боре, Смоленске, Карелии и Керчи. Везде свои традиции и подходы. И методы работы на каждой почве, и условия — свои. Одно только все эти места объединяет — сотни солдат с войны не захороненных, да зов сердец людей, этим занимающихся.

Риск «заразиться» есть не только у тех, кто в поиск кинулся, но и у тех, кто вроде как с краешку, едва прикоснулся. Поразила нас Ирина в очередной раз, когда на весеннею вахту под Пасху навестить приехала. Ну, думаем мы со Светланой, придется тебе, краса девица, переименовывать сборник рассказов «Другая жизнь» на «Жизнь моя неугомонная». Очень ей хотелось солдата своего найти, очень. А мы  посматривали да себя начинающими вспоминали — тоже тогда не знали, что это в голову войдёт, да там и останется, а всё остальное возьмет и вытеснит.

«Долина» каждого по своему приручает. Кого-то — через переосмысление, кого-то через ответственность, некоторых — через чувства человеческие.
Это мы думаем, что у нас так обстоятельства сложились, а кто их так сложил — и не догадываемся. 

Поисковик Евгений на вторую вахту поехал потому, что палатку свою в соседнем, рядом стоящем лагере, забыл забрать — так сказать, своё имущество. А на второй вахте двух солдат поднял, и палатку свою поисковикам подарил — с той поры так и ездит в поиск. Он и сейчас на все расспросы одним вопросом отвечает: «И стоило мне ехать за палаткой, чтоб подарить её?»
Каждый по своему в поиск приходит. Правильней, по моему сказать так: в «Долину» попадает, а вот за дальнейшее я не ручаюсь. Здесь твою жизнь, то ли ты, то ли «Долина»,    — но точно уже сделает другой. И способы да методы у неё на каждого свои найдутся.
А уж через любовь к ближнему или сострадание к дальнему? — На то у каждого свой крест.

 


АрГиС

 


160
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Народный комиссариат поисковых дел © 2018 

Все права защищены и охраняются законом. При использовании материалов ссылка обязательна. Настоящий ресурс может содержать материалы 18+